Финальная битва между добром и нейтралитетом

Навальный в тюрьме
уже  

Спецдокладчики ООН заключили, что к отравлению Навального причастны российские власти

В октябре мы обратились к ООН с просьбой инициировать проверку в связи с отравлением Алексея Навального. Уже тогда было ясно, что в России возбуждать дело не будут. Спустя полгода все ровно так, как мы и предполагали: дела нет, Путин врет, что «если бы хотели убить, то убили бы», Лавров предлагает всему миру читать «письмо доктора Козака». То есть полное отрицание на всех уровнях и временами туманные угрозы выйти из ОЗХО. Кремль надеется, что пройдет время и об отравлении все забудут — особенно теперь, когда Навальный оказался в тюрьме и в связи с этим появились другие более срочные темы.

Однако в ООН работают люди, которые на память не жалуются, и вчера они опубликовали результаты своей проверки. Прочитать их доклад можно здесь.

Аньес Калламар, спецдокладчик ООН по внесудебным расправам, и Ирен Хан, спецдокладчик ООН по свободе слова и выражения, пришли к выводу, что к отравлению Алексея «Новичком» с большой вероятностью причастны российские власти.

Официальное письмо, где перечислялись доказательства, которые на это указывают, было направлено российским властям еще в декабре 2020 года. На ответ отводилось 60 дней, но его так и не последовало, поэтому, когда срок вышел, доклад был опубликован.

Спецдокладчики призывают срочно провести международное расследование: «Учитывая неадекватную реакцию российских властей, использование запрещенного химического оружия и очевидную картину попыток целенаправленных убийств, мы считаем, что в срочном порядке необходимо провести международное расследование, чтобы установить факты и прояснить все обстоятельства отравления Навального. Это расследование особенно важно сейчас, когда Навальный задержан российским правительством и находится под его контролем».

В ООН призвали немедленно освободить Навального.

Это важно, и забывать об этом нельзя. В России дело о покушении на убийство Алексея так и не было заведено. Томская транспортная полиция уже 6 месяцев «проводит проверку». Записи с камер из томской гостиницы исчезли и не нашлись. Одежду Алексея, на которой, очевидно, остались следы «Новичка» и которую ездил замывать ФСБшник-неудачник Кудрявцев, так и не вернули. Выдавая версии одна безумнее другой — от рафаэлок до панкреатита, — российские пропагандисты и чиновники надеются, что им удастся всех запутать и замять происходящее.

Мы обязаны не дать им это сделать. Расследование должно быть проведено, и все причастные должны понести наказание.

70 комментариев

Где Навальный? Тюремный ад для главного врага Путина

Последние дни все пытаются понять, где Алексей Навальный. На этот вопрос одновременно есть ответ и нет. Да, так бывает. Ни адвокаты Алексея, ни его родственники — никто не был уведомлен о том, что Навального переводят из «Матросской Тишины» и куда-то увозят. 25 февраля утром он успел написать: «Мне сказали собирать вещи, куда-то переводят — то ли в соседнюю камеру, то ли в соседний регион». То есть официально, ГДЕ находится Алексей Навальный, мы до сих пор не знаем.

Но параллельно с этим — посмотрите сами. Источник на источнике, журналисты, правозащитники — все говорят, что Навальный был доставлен сюда. Владимирская область. Город Покров. Исправительная колония №2.

Последние полгода весь мир следил за тем, что происходило с Алексеем Навальным. Отравление, больница в Омске, вранье местных врачей, эвакуация, Новичок. Извивающиеся российские пропагандисты и чиновники. Раскрытие собственного отравления, разговор Навального с сотрудником ФСБ, и вранье Путина. Потом возвращение в Россию, арест, фильм про дворец, суды, еще суды, последние слова, приговор. Десятки, если не сотни миллионов людей по всему миру, не отрываясь, следят за жизнью ОДНОГО человека. Потому что этот человек — главный враг Путина.

А сейчас, по плану Путина, должна наступить тишина. Два с половиной года долгожданной тишины. Путину кажется, что наконец-то исполняется его главная мечта — Навальный исчезает. Никто не знает, где он и что он, никто не следит за тем, что Навальный делает и говорит.

Но мы, конечно, не станем так радовать Владимира Владимировича. Не в этот раз. Поэтому сегодня мы приглашаем вас на экскурсию по месту, где Алексей Навальный, по замыслу Путина, должен провести два с половиной года своей жизни. Мы покажем вам, как это место выглядит и как устроено. Что такое российская тюрьма, и как Путин решил мстить Навальному дальше.

Суть исправительной колонии №2 в Покрове, если коротко, такая. Ничего. Нельзя. Мы поговорили с теми, кто тут сидел, кто здесь бывал, у кого здесь сидят родственники. И каждый раз мы слышали одно и то же — ничего нельзя. Унижения, психологическое давление, физическое насилие, угрозы и полная изоляция. Это то, что в России называется «законным наказанием», путем к исправлению. Но на самом деле — это пытка.

Исправительная колония №2 — это одна из самых режимных зон, так называемая «красная». Здесь правят не арестанты (как в «черных» зонах), а администрация, ну и заключенные, которых эта администрация использует, как рабов.

Давайте прямо с самого начала. Из СИЗО доставляют вот сюда.

ИК №2

Выгружают из машины, забирают вещи, заставляют встать лицом к стенке и приседать. А потом бьют. Сразу. По многочисленным рассказам, первое, что с тобой происходит, когда ты попадаешь на территорию, — тебя избивают. Это профилактика, чтобы каждый знал свое место. Навального не били. И это настолько поразительно, что СМИ даже выпустили об этом новость. Хорошее начало, не правда ли?

Потом — досмотр. Заключенный идет в штрафной изолятор.

Там на глазах у администрации и других заключенных ты раздеваешься догола, снова приседаешь. Тебе выдают форму — штаны, рубашку, нижнее белье, комплект верхней одежды. Это все твои вещи на следующие несколько лет. Тут же — бреют машинкой налысо. Фотографируют.

Дальше психолог. «Вот это сервис», — скажут многие, — «надо же, психолог». На деле все не так. Психологу неинтересно про тебя ничего, психолог выдает цветные карточки и просит разложить их в порядке того, как они тебе нравятся. И так несколько раз. Синий цвет символизирует спокойствие, красный или оранжевый — силу воли. Выбираешь, раскладываешь, психолог, наверное, какие-то выводы делает важные... Желтый — это стремление к общению. Тем, кто его выбрал, можно посочувствовать: главное правило этой колонии в Покрове — никакого общения, полная изоляция. Но об этом позже.

После психолога беседа с врачом. Тут тоже все просто. Если у тебя нет медицинской карты, то и болезней у тебя тоже нет. Отравили Новичком? Был 3 недели в коме и несколько месяцев назад научился заново ходить и говорить? Показывай медкарту. Если там не записано, то этого не существует.

Далее беседа с администрацией. Тут либо снова бьют, либо психологически унижают — в общем, напоминают: ты не человек, и прав у тебя нет. Проследуйте в карантин.

По дороге из штрафного изолятора все останавливаются вот тут.

Заключенным в руки дают метлу. Что? Зачем? Объясним. Ты должен взять метлу, начать мести, а потом НА КАМЕРУ (тебя снимает администрация) сказать: «Я не поддерживаю арестантский уклад жизни». Это что-то типа специальной унизительной присяги.

Карантин проходит тут.

Две недели издевательств и максимального давления. Здесь ты знакомишься с главной «фишкой» этой колонии. Тут нельзя разговаривать. Вообще. Ты живешь в комнате с несколькими десятками человек и не можешь с ними разговаривать. Это запрещено.

Твой день на карантине выглядит как непрекращающаяся череда бессмысленных заданий. Ты никогда не существуешь просто так, ты постоянно что-то делаешь, выполняешь распоряжения. Подъем, распоряжение пройти на зарядку, слушаешь гимн, выполняешь упражнения, потом распоряжение заправить кровать. Потом распоряжение заправить кровать еще раз. Или снять с себя все вещи, сложить их по уставу и надеть заново. Потом распоряжение выстроиться в ряд и сделать доклад — это происходит десятки раз в день. Ты стоишь по струнке и докладываешь — фамилия-имя-отчество, год рождения, статья, начало срока, конец срока. Потом может поступить распоряжение повторить зарядку — снова приседать или махать руками. Или распоряжение стоять. Или распоряжение снова заправить кровать. Десятки раз подряд люди выполняют бессмысленные ритуалы, над ними просто издеваются. Ломают психику.

Теперь мы дошли до особенно интересной части. Эти распоряжения раздают не надсмотрщики, не сотрудники колонии. Это делают так называемые дневальные или «активисты», как их тут называют. Это такие же зэки, которые договорились с администрацией и за поблажки выполняют их работу. Они тобой командуют, они заставляют тебя три часа подряд заправлять и расправлять кровать или велят тебе выучить наизусть список сотрудников колонии. Они могут тебя обыскать, могут избить, могут делать все, что угодно. Эти зэки существуют на особых условиях, им, например, можно мыться, когда хочешь. Или можно не держать постоянно руки за спиной. За это они делают работу тюремщиков — не отходят от других заключенных круглые сутки, ведут журналы учета, где записывают каждое твое слово, каждый ответ, а потом несут это досье на проверку начальству.

После карантина всех переводят в барак усиленного режима.

Это важная стадия, единственная цель которой — показать, что будет, если вести себя плохо. Здесь все еще нельзя разговаривать между собой. Но появляются тюремные развлечения — например коллективный просмотр телевизора. Смотрят федеральные каналы, новости или лекции. Заключенных усаживают рядами, каждый обязан держать спину ровно, ноги вместе. Сидишь не так — выговор. Закрыл глаза — выговор. НЕ смотреть телевизор нельзя.

С точки зрения распорядка дня — ничего не меняется. Распоряжение за распоряжением. Часто — это просто задание часами стоять и смотреть вниз. Поднял голову — выговор. Не поздоровался — выговор. Расстегнутая пуговица — выговор. Несколько таких выговоров — и никакого УДО.

Из этого барака усиленного режима потом переводят в обычный — где ты уже будешь постоянно и будет вроде как попроще.

Но это теоретически. Практически тебя месяцами могут держать тут. Обычный барак — это огромная комната на 60 человек. Двухъярусные кровати в два ряда. Каждому человеку положено два квадратных метра. Тумбочка и стул. Отсюда водят на работу, раз в неделю в церковь и помыться. В бараке есть душ. Но пользоваться им, напоминаем, нельзя — он для «активистов», сотрудничающих с администрацией.

Личного времени почти не существует. Если тебе повезло — может быть, разрешат час, полтора, когда ты можешь сидеть на краешке табуретки и читать. Но политическим, как правило, не везет. А так целый день это либо работа, либо часы обязательного просмотра телевизора. Здесь нет системы электронной почты ФСИН-письмо, приходят только бумажные письма. Чтобы ответить, у тебя есть полчаса времени в неделю. Тебе дадут ручку и бумажку, можешь пописать. Но дневальный будет сидеть рядом и смотреть, что ты пишешь. Не понравится — просто отберет все и выбросит. И да, для политических заключенных запрет на общение с другими людьми действует и здесь.

А помните Алексея Навального недавно наградили статусом склонного к побегу? Забавно, конечно, но знаете, что это значит? Это значит, что каждые два часа к нему подходит человек с видеокамерой и заставляет его делать доклад — фамилия-имя-отчество, год рождения — ну, вы помните. А ночью, каждый час, приходит сотрудник колонии, светит фонариком и снимает его спящего или будит. Чтобы опять представился.

Все это — настоящая, в прямом смысле слова пытка. Целенаправленное уничтожение человека, издевательство над личностью, это не имеет никакого отношения к закону и справедливости. Это настоящее средневековье, созданное руками Путина и его чиновников, посередине Европы в 2021-м году.

Мы уверены, что для большинства из вас наша сегодняшняя история — это неприятное открытие. Мы сами, честно говоря, не всегда осознаем степень безумия и беззакония в этих местах.

Алексей Навальный находится там не потому, что он преступник, а потому, что он не нравится Путину. Он находится там, потому что не умер после попытки отравления. Он находится там, потому что посмел вернуться в Россию. Потому что много лет рассказывал нам правду про коррумпированный путинский режим, про партию вредителей, жуликов и воров, про президента, который вцепился в свое кресло, чтобы бесконечно долго воровать и обогащаться.

Свободу Алексею Навальному.

298 комментариев

Алексею Навальному присуждена премия Женевского форума по правам человека

Алексею Навальному присуждена высшая премия — премия мужества — Женевского форума по правам человека и демократии. Женевский форум по правам человека проводится с 2009 года во время заседаний Совета ООН по правам человека.

Вручение пройдет в июне.

254 комментария

Два последних слова

Сегодня в Бабушкинском суде у Навального состоялось сразу два заседания — апелляция по «делу Ив Роше» и приговор по делу о клевете. Первый суд оставил в силе замену условного срока на реальный, несмотря на требование ЕСПЧ немедленно освободить Алексея. Второй приговорил Навального к штрафу в размере 850 тысяч рублей.

В обоих процессах Алексей говорил последнее слово. Мы публикуем оба.

Апелляция по «делу Ив Роше»

Так часто я выступаю с последним словом! Вот и сейчас наш суд закончится, а потом у меня следующий суд, и там тоже последнее слово. Наверное, если кто-то захочет издать мои последние слова, это получится довольно толстая книжка. Мне кажется, в этом есть какой-то такой своеобразный сигнал, который посылает мне вся эта власть в целом и владелец замечательного дворца Владимир Путин. Все это выглядит странно, но мы так можем, смотри, можем так сделать. Знаете, как жонглер или фокусник, в суде вот он мячик крутит на этом пальце, потом раз — на этом пальце, потом на ноге, потом на голове. И они говорят: «Смотри, мы вот эту судебную систему можем крутить на любой части своего тела. Куда ты против нас лезешь? Мы можем все что угодно, вот смотри, вот прямо так».

Но, если честно, мне кажется, что такая вот их бравада… Ну, то есть, сделать-то они, конечно, со мной могут да, и делают. Но в общем-то, вижу-то это не я один. А обычные люди, которые смотрят на это, они конечно, на них это тяжелое впечатление производит. Потому что каждый же думает: «Ага, а если я столкнусь с судебной системой? А какие у меня шансы здесь вот чего-то добиться?»

Тем не менее, последнее слово, значит, нужно говорить последнее слово. Я уже не знаю, о чем говорить-то, ваша честь? Хотите, с вами поговорим о Боге? И о спасении. Выкручу, так сказать, ручку пафоса на максимум. Дело в том, что я верующий человек. Что, в общем-то, служит предметом для постоянных насмешек в Фонде борьбы с коррупцией и вокруг меня. Потому что в основном люди атеисты, я сам когда-то таким был, довольно воинствующим. Но вот сейчас я человек верующий, и мне это сильно помогает, на самом деле, с моей деятельностью. Потому что все становится гораздо, гораздо проще. У меня, знаете ли… Я меньше раздумываю, и меньше дилемм в моей жизни, потому что, ну есть какая-то там, знаете ли, книжка, в которой, ну, в общем-то, более или менее четко написано, что нужно делать в каждой ситуации. Ну не всегда, конечно, легко следовать этой книжке, но, в общем-то, я стараюсь. И поэтому, как я уже сказал, мне легче, чем многим другим, заниматься политикой в России. И тут мне недавно пишет человек: «Навальный, а чего тебе все пишут „держись“, „не сдавайся“, „терпи“, там, „сожми зубы“? Чего тебе терпеть-то? Ведь ты же вроде в интервью говорил, что в Бога веришь, а сказано ведь: „Блаженны жаждущие и алчущие правды, ибо они насытятся“. Ну так вот и отлично тебе, значит». И я подумал — надо же, как человек хорошо меня понимает. Потому что ну не то чтобы мне отлично, но вот эту конкретную заповедь я всегда воспринимал как такую более-менее инструкцию к деятельности.

И поэтому, ну, безусловно, не очень наслаждаясь тем местом, где я нахожусь, тем не менее не испытываю никаких сожалений о том, что я вернулся, о том, что я делаю. Ну, потому что я сделал все правильно. Наоборот, я испытываю, ну, такое, удовлетворение, что ли? Потому что в какой-то сложный момент я делал как положено по инструкции и заповедь не предал. И важная вещь об этом. Ну, безусловно, для современного человека вся эта заповедь — «блаженные», «жаждущие», «алчущие правды», «ибо они насытятся» — она звучит, конечно, очень напыщенно. Звучит странновато, честно говоря. Ну и люди, которые говорят такие вещи, предполагается, ну, говоря откровенно, выглядят сумасшедшими. Сумасшедшие странные люди, сидят там с всклокоченными волосами в своей камере и пытаются себя подбодрить чем-то, хотя они одиноки, они — одиночки, потому что они никому не нужны. И это вот важнейшая вещь, которую и власть наша, и вся система пытается сказать таким людям: ты одинок. Ты — одиночка. Сначала важно запугать, а потом доказать, что ты один. Ну, потому что какие нормальные люди, ну мы же нормальные люди, адекватные люди, ну придерживаться какой-то там заповеди, господи боже мой? И вот эта вот вещь про одиночество — она очень важна, она очень важна как цель власти. Кстати говоря, по этому поводу сказала один из замечательных философов — Полумна Лавгуд, помните, была такая в «Гарри Поттере»? И, разговаривая с Гарри Поттером в сложные времена, она ему сказала: «Важно не чувствовать себя одиноким, потому что на месте Волан-де-Морта я бы очень хотела, чтобы ты чувствовал себя одиноким». Безусловно, наш Волан-де-Морт во дворце тоже этого хочет.

Знаете, конвой — замечательные ребята в моей тюрьме, они же нормальные, но они со мной не разговаривают. Им запретили со мной говорить, видимо. Они говорят такие дежурные фразы. Это тоже такая важная вещь, чтобы ты постоянно чувствовал себя одиноким. Но я совершенно не чувствую. И я объясню, почему. Потому что эта конструкция — «блаженны жаждущие и алчущие правды, ибо они насытятся» — кажется экзотической, странноватой, но на самом деле это главная политическая идея, которая сейчас есть в России. Ваша честь, какая существует в России фраза, формулировка самая популярная политическая? Какой самый популярный лозунг в России? Помогите мне кто-нибудь. В чем сила? Правильно, сила в правде — вот эту фразу, которую повторяют все, это же оно и есть. Это и есть та самая заповедь блаженства, только без всякого «ибо, алчущие». Она просто сжата до размеров Твиттера. И вся страна на все лады повторяет, что сила в правде. За кем правда, тот и победит. И это очень важно. И несмотря на то, что страна наша сейчас построена на несправедливости (мы постоянно сталкиваемся с несправедливостью, худший вид несправедливости — несправедливость вооруженная), но тем не менее мы видим, что одновременно с этим миллионы людей, десятки миллионов людей, они хотят правды, они хотят добиться правды и рано или поздно они ее добьются, они насытятся.

Всем же очевидно: ну вот есть дворец. Ты можешь говорить, что он не твой или его нет, но он есть. Есть нищие люди. Ты можешь говорить сколько угодно, что у нас высокий уровень жизни, но страна бедна, и это видно всем. Они должны быть богаты. Вот нефтепровод построили, деньги зарабатывают, а денег нет. И это правда, и против нее не попрешь. И рано или поздно люди, которые хотят правды, — они добьются своего, они насытятся.

И важная вещь, которую я вам хочу сказать. И в вашем лице — вас, прокурора, — вообще всей власти. Всем людям: важно не бояться этих людей, не бояться тех, кто добивается правды. Потому что многие опасаются : о боже мой, что будет, будет революция, будут кошмары и потрясения. Но подумайте сами, как хороша была бы жизнь без постоянного вранья, без этой лжи. Возможность не врать — это же просто восхитительная ситуация. Подумайте сами, как было бы классно работать судьей, и чтобы вообще не было никакого телефонного права, никто тебе не звонит, и ты просто такой классный судья с большой зарплатой, даже больше, чем у вас сейчас, ты уважаемый столп общества, и никто не может тебе никуда позвонить, никто не может дать тебе указания, как решать дела. И ты приходишь к своим детям и внукам, рассказываешь, что, да, ты — реально независимый судья. И все остальные судьи абсолютно независимые. Классно же было бы, просто было бы отлично быть прокурором, который на самом деле выступает в состязательной системе, ведет интересную такую юридическую игру, защищает кого-то или осуждает каких-то реальных злодеев. И вряд ли, я думаю, что люди поступали на юридический факультет и становились прокурорами, чтобы потом участвовать в фабрикации уголовных дел и подделывать за кого-то подписи. Я не верю, что для этого люди хотят стать прокурорами. И я не верю, что люди хотят стать полицейскими, чтобы потом рассказывать: «А классно мы там на митинге кому-то раскроили голову! Или вот мы конвоировали чувака, а он невиновный. Мы слушаем его предстоящее последнее слово». Никто не хочет этого! Никто не хочет быть таким, все хотят быть нормальным полицейским. Потому что от этого вранья одни минусы, плюсов-то никаких нет. Даже зарплату больше не платят. Минусы есть, а плюсов нет. И для всех, от бизнеса… Вот бизнесмены. Любой бизнес в стране стоит в два раза дешевле, потому что нет судебной системы, потому что несправедливость, потому что какой-то бардак, нищета. И конечно, всем было бы гораздо лучше, если бы этого вранья и несправедливости не было. Было бы гораздо лучше, если бы те люди, которые хотят правды, добились бы этой правды. ФСБшники — это то же самое. Никто, ни один человек на свете не был школьником с горящими глазами, который говорил: «Пойду в ФСБ, и меня там будут отправлять, чтобы я стирал трусы оппозиционеру, потому что кто-то их намазал ядом». Нет таких людей! Никто не хочет этого делать! Все хотят быть нормальными уважаемыми людьми, ловить террористов, бандитов, шпионов, бороться с этим со всем.

И это очень важно — просто не бояться людей, которые добиваются правды, а может быть, даже как-то их поддержать. Прямо, косвенно, или просто, может быть, даже не поддержать, а хотя бы не способствовать этой лжи, не способствовать этому вранью, не делать мир хуже вокруг себя. В этом есть, конечно, небольшой риск, но, во-первых, он небольшой, а во-вторых, как сказал другой выдающийся философ современности по имени Рик Санчез, «жизнь — это риск. А если ты не рискуешь, значит, ты просто вялая кучка молекул, собранных беспорядочно и плывущих по течению Вселенной».

Последнее, что я хочу сказать. Мне приходит сейчас куча писем. И каждое второе письмо заканчивается фразой «Россия будет свободной». Это классный лозунг, я его тоже постоянно говорю, повторяю, пишу в ответ, скандирую на митингах, но я постоянно думаю: чего-то мне не хватает. То есть я хочу, конечно, чтобы Россия была свободной, это необходимо, но недостаточно. Это не может являться целью само по себе.

Я хочу, чтобы Россия была богатой, что соответствует ее национальным богатствам. Я хочу, чтобы эти национальные богатства справедливее распределялись, чтобы все получали свою долю от нефтяного и газового пирога. Я хочу, чтобы мы были не только свободными, но и, знаете ли, с нормальным здравоохранением. Чтобы мужчины доживали до пенсионного возраста, потому что сейчас у половины мужчин в России этого не получается сделать, да и у женщин ненамного лучше. Я хочу, чтобы образование было нормальное и люди могли нормально учиться. Я, конечно, хотел бы, чтобы за одну и ту же работу в России получали такую же зарплату, как в средней европейской стране, потому что сейчас гораздо меньше. Любой: полицейский, программист, журналист, кто угодно, — все получают гораздо меньше.

Я хотел бы, чтобы много других вещей случилось в нашей стране. Нужно бороться не столько с тем, что Россия несвободная, а с тем, что в целом она по всем направлениям несчастная. У нас все есть, но тем не менее мы какая-то несчастная страна. Русскую литературу откройте, великую русскую литературу, — да боже мой, одни описания несчастий и страданий. Мы очень несчастная страна и из круга этого несчастья не можем вырваться. А, конечно, хочется. Поэтому лозунг я предлагаю изменить и говорить о том, что Россия должна быть не только свободной, но и счастливой. Россия будет счастливой.

Приговор по «делу о клевете на ветерана»

Ужасно смешно, что снова последнее слово. Весь день прокурор рассказывала, что я требую какой-то исключительности для себя. Мне кажется, то, что у человека может быть два последних слова в один день, — это тоже какая-то исключительность, которой я для себя не требовал, но она у меня есть.

Для последнего слова у меня есть бумажка, вот эта. Она довольно задрипанная, потому что я ее в кармане ношу каждый процесс. И когда я в СИЗО выхожу, меня обыскивают и каждый раз говорят: «Это что такое? Нельзя, можно только материалы дела». А я говорю — это мой материал дела самый главный. Помните, в самом начале вы нам дали полчаса на ознакомление с материалами дела, и я посмотрел классифицированные материалы по делу, описи. Единственная вещь, единственная вещь, которая меня интересовала, я из нее сделал выписку.

И потом в течение процесса я ее из кармана доставал и украдкой смотрел. Каждый раз в самые такие пафосные моменты, когда прокурорша наша изображала здесь слезы и надрывалась, говорила: «Ветераны, это же наше все, наше государство ради ветеранов и существует. И только мы их любим, а такие, как вы, значит, их оскорбляете».

Когда вы, ваша честь, говорили: «Не смейте. Ветераны — это самое главное. Все в России для ветеранов». И даже потом, когда в своей камере я телевизор включал, там рассказывали про то, как я оскорбил ветерана. Ветеран, конечно, самое важное, что только есть в стране, и вся Россия существует для ветерана. Я снова доставал эту бумажку и смотрел на нее, а это листочек — справка из отдела социального обеспечения, и они там пишут, какую помощь они оказали ветерану Артеменко.

Вот вам справка за последние четыре года. Там указано, что последний раз он получил продуктовый набор 06.07, а всего за последние четыре года он получил помощь семь раз. Он три раза получил сертификаты на проднаборы, один раз набор продуктов, и три раза он получил сертификаты на продукты. И если я правильно посчитал, а мне кажется, я правильно посчитал, общая стоимость этих сертификатов — примерно 10 тысяч рублей. Вот и вся ваша забота, ё-мое, о ветеранах, понимаете, лицемерные вы негодяи! Вот в этом и выражается все настоящее отношение к ветеранам. К пожилым людям, ко всем, как это происходит в стране.

Еще одна страница материалов дела — это состав следственной группы. 15 человек из разных регионов, 15 бездельников и охламонов, свезли в Москву, сняли им жилье, дали им командировочные, повышенную зарплату, для того чтобы они расследовали это «преступление», понимаете. На это ушло больше денег, чем ветеран получил от государства помощи за всю жизнь, наверное. Один день этого суда, посчитайте, сколько здесь стоит госслужащих, один день этого суда стоит гораздо, гораздо больше, чем ветеран, участник войны Артеменко получил за последние четыре года помощи от государства, которое осмеливается заявлять о том, что оно заботится о ветеранах. Самое отвратительное, гнусное, омерзительное, что вот есть в этой власти, — это то, что она существует для того, чтобы грабить этих людей. Самых несчастных людей — ветеранов, этих пенсионеров. Они же источник этих денег. Откуда же дворцы берутся и ершики стоимостью там по 50 тысяч рублей за штуку? Мы знаем, что деньги не берутся ниоткуда. Они взяты оттуда. Они украдены у этого ветерана. Кого-то не долечили, кого-то не доучили, кому-то не купили инвалидное кресло, кому-то не дали лекарств — для того чтобы построить дворец, для того чтобы тещам Путина купить квартиры, для того чтобы обеспечить, чтобы у Медведева было четыре дворца.

И каждому нужно дать, но чтобы дать, нужно у кого-то отнять. И они отнимают, но для того, чтобы защитить свою возможность воровства. Они используют тех, кого обокрали. Вот это и есть самое отвратительное. Они каждый божий день, вы каждый божий день обкрадываете этого ветерана, а потом его же и вытаскиваете, трясете им и говорите: «Мы будем у власти всегда, потому что мы его защищаем». И это просто реально чудовищно.

Вот здесь выступал такой чучундрик, который написал на меня заявление. И он сказал лучшую фразу за весь процесс, он говорит: «Ну я смотрю этот ролик, и там человек пожилой, и видно, что он бедный, значит, он пенсионер и ветеран». А что же он бедный-то? А почему в нашей стране для него это абсолютная ассоциация у любого? Ну ветеран, ну, значит, бедный. Ветеран войны — значит, очень старый и, скорее всего, нищий. И конечно, человек видит сразу же, у него просто картинка совпадает. Бедный — это значит ветеран. Почему же, я не понимаю?! Если это участник войны, и вы здесь наворовались все и рассказываете, как вы их любите, как вы их защищаете, почему я прямо просто сразу с первого взгляда вижу, что он бедный? Почему, если вы возьмете все страны антигитлеровской коалиции, ладно страны антигитлеровской коалиции, давайте возьмем тех, кто проиграл войну: Италия, Япония, Германия. Значит, в России — самая маленькая пенсия у солдата-победителя. Самая маленькая, и вы ее не хотите повышать! Я писал такой закон и просил, чтобы повысили им пенсию, для солдатов, [как] для солдатов немецкого бундесвера. Нет, нельзя повысить!

Потому что не хватит на дворец. Потому что деньги не берутся ниоткуда. Для того, чтобы в Геленджике или на южном берегу Франции возникали эти классные дома единороссов, нужно обокрасть кого-то. И, конечно, лучше всего, удобнее всего обокрасть ветерана или пенсионера. Наша власть, вы знаете, от Путина до «Единой России» и вот до вас всех, она превратилась в такую, знаете, огромную свинью, которая из корыта, наполненного деньгами, нефтедолларами, хлебает, засунув туда свою голову, а когда ей стучат под ухом и говорят: «Алле! Это же здесь для всех!» А вы голову засовываете и говорите: «Что? Не позволим оскорблять ветеранов!» — и обратно голову. И все говорят: «Может быть, хватит красть?» Вы снова свою эту вытаскиваете физиономию и говорите: «Что? Не позволим пересматривать итоги Второй мировой войны!»

Да какое вы, ваш Путин и ваша «Единая Россия» имеете вообще отношение к этой войне? Просто послушайте: «Мы победители», понимаете? Из окопов не вылезали.

Вы используете это, потому что вам не хочется говорить про настоящее. Вы используете это, потому что очень неловко обсуждать любую текущую проблему. Потому что с вами же, опять же, хотят поговорить про коррупцию, про бедность, про неравноправие, про развал здравоохранения, а сказать об этом нечего. И когда конкретные люди типа меня начинают задавать слишком острые вопросы, сразу возникает: «Про какой дворец? Какой там дворец, какой Димон, какой Путин? Давайте поговорим о том, как он оскорбил ветерана!» И ровно для этого придумали этот процесс. Потому что не хочется вам говорить ни о чем другом.

Вот здесь прокурор... Один из самых, конечно, гадких моментов процесса — когда прокурор читала вот эти вот сфабрикованные показания. Ну все было понятно нам, десять страниц показаний, они же, подумайте, сначала собрались и сказали: «Ну, нужны теперь показания, которые он будет читать в суде». Но дедушка старый, и уже, конечно, он говорить не может. «Ну ладно, давай, черт с ним, возьмем его старые мемуары, подпишем за него». Посмеялись же еще над дедом: «А чего, дед старый, ему все равно». А потом она читала, делала паузы и, значит, изображала, что голос у нее дрожит.

А я вот хочу напомнить, например, о недавнем таком важном эпизоде в жизни нашей страны, о котором я упоминал в ходе этого процесса, но никогда о нем не поздно будет вспомнить еще раз. Когда в Краснодарском крае под непосредственной крышей бывшего генпрокурора Чайки, который до сих пор работает в прокуратуре, и его окружения, которое до сих пор работает в руководстве прокуратуры, действовала банда Цапка, которая терроризировала целую станицу, насиловала школьниц, убивала людей. А поймали их только после того — потому что их крышевала прокуратура и суды, — только после того, как они вырезали целую семью огромную, убили взрослых и детей, сложили их во дворе, подожгли — это официальные материалы дела, — а новорожденного ребенка живого бросили в этот костер. Понимаете? И про этот эпизод... Это все случилось, потому что за ними стояла прокуратура, за ними стояли суды, за ними стояла «Единая Россия». Это члены партии «Единая Россия» все делают. И этот эпизод, понимаете ли, не хотите зачитывать. И голос у вас не дрожит, хотя это самое настоящие фашистские преступления. Голос у вас не дрожит, а наоборот, очень гордым голосом вы говорите: «Хм, а кто последний в кассу?» И вы готовы обслуживать вот этого огромного хряка, который засунул свою морду в общие нефтедоллары, потому что надеетесь, что вам перепадут какие-то крошки.

Я включаю телевизор и вижу репортаж, стыдный репортаж. Это же прямо показывают тот эпизод, когда, значит, ветеран узнал о том, что его оскорбил Навальный, и ему стало плохо. И так случилось удивительным образом, что в этот момент, конечно, дома у ветерана была съемочная группа, которая снимает его камерой. Лежит этот человек — и это показывают, я вижу, по телевизору, — он лежит в трусах на одеяле, рядом внук стоит, и в глазах его счастье, и он доволен, и у него прямо на лице написано: боже мой, я наконец-то монетизировал деда. Получилось. Он снова оказался полезен нашей семье. Все счастливые, камеры снимают, за камерой, наверное, стоит Маргарита Симоньян, которая говорит: давай, дед, не рыпайся, лежи. А этот 95-летний человек лежит в трусах на одеяле, и у него на лице написано: что вообще происходит? Почему они это все делают? А они: «Ну, нормально! Нормально, так трогательнее получится!»

Вы всем этим процессом, цель которого понятна совершенно, вы реально унизили и оскорбили вот этих всех ветеранов в десять раз вообще хуже, чем вы все делали до этого. Вы реально унижали достоинство, использовали человека как куклу, который абсолютно не втупливает... он то хочет выступать, то не хочет выступать. Да вы просто открыто подписываетесь за него. То есть он в вашем представлении вообще не человек. Ну вы понимаете, живой человек, дееспособный — как же можно взять и за человека взять и подписать десять разных заявлений просто разным почерком? Потому что для вас он вообще не человек. Для вас и для вашей власти это просто механизм, кукла, которую вы хотите использовать для себя.

Я начал с этого свое выступление в первый день и продолжу: да, я, безусловно, считаю, что за это за все вы будете гореть в аду. Я надеюсь, вы люди более-менее молодые, вы не только в аду будете гореть, но еще и ответите перед нормальным человеческим судом за то, что вы сделали. Я понимаю, что вы устроили. Чтобы один суд, вступило в силу решение суда, сейчас другой суд, просто для того чтобы вечером сказать, что вот этот вот суд, который был последний, и вот вы снова... его посадили на 3,5 года, а сейчас вы меня еще раз посадите на 3,5 года, чтобы сказать: «Навальный сидит не потому что скрывался от следствия, а потому что оскорбил ветерана». И вы будете дальше ездить, что называется, по ушам телезрителей всякой своей ерундой. И ваш замысел понятен, и, безусловно, какое-то количество вашей телепублики вы обманете, но я уверен и знаю просто это, что ваш план не сработает. Огромное количество людей, которые следят за этим процессом, — они же видят, как это все происходит. Им так же противно и тошно, как и мне, потому что они, в отличие от вас, считают ветеранов, пенсионеров и кого угодно людьми, нормальными людьми, над которыми нельзя издеваться, которых нельзя сначала притаскивать для участия в ваших гадких роликах, потом за них нельзя подписываться, подделывать заявления, нельзя их вот так вот снимать в беспомощном состоянии. И то, что вы задумали, я уверен, у вас не получится, и так или иначе правда возьмет свое, и каждый ответит по заслугам. Спасибо.

224 комментария

Интервью Юли Навальной Harper's Bazaar

16 февраля в журнале Harper's Bazaar вышло интервью с Юлей Навальной. Оно было сделано еще до отъезда Алексея и Юли из Германии.

Прочитать интервью полностью можно здесь.

После того, что произошло, вы могли бы разыграть карту жертвы, пережившей и прошедшей со своим мужем все. Но вы сознательно этот образ не эксплуатируете и, кажется, даже уменьшаете уровень сентиментальности в разговорах с прессой.

Во-первых, нет никакой жертвенности. Мне нравится то, что делает Алексей, я считаю это правильным. Бывает немножко страшно, после августа — чаще. Но он не отступает, и я не буду. Его хотят остановить не очень хорошие люди, а значит, нельзя им это позволить. Неправильно это. И я восхищаюсь им не потому, что он мой муж, а потому, что я его сторонник и человек, который лучше всех знает, чего стоили ему все эти годы. А во-вторых, свою главную задачу я вижу в том, чтобы, несмотря ни на что, у нас в семье ничего не изменилось: дети были детьми, а дом — домом. Да и не хочу я ничего продумывать — сейчас скажу то, а потом это. Хочу быть собой.

https://bazaar.ru/heroes/harpe...
121 комментарий

Решение ЕСПЧ: Россия должна немедленно освободить Алексея Навального

16 февраля 2021 года Палата из семи судей Суда решила в интересах сторон и надлежащего ведения разбирательства дать указание России в соответствии с Правилом 39 Регламента Суда освободить заявителя.

On 16 February 2021 a Chamber of seven judges of the Court decided, in the interests of the parties and the proper conduct of the proceedings before it, to indicate to the Government of Russia, under Rule 39 of the Rules of Court, to release the applicant.

Перевод:

Решение об обеспечительной мере

16 февраля 2021 года Палата из семи судей Суда решила в интересах сторон и надлежащего ведения разбирательства дать указание России в соответствии с Правилом 39 Регламента Суда освободить заявителя. Эта мера должна быть принята немедленно. Принимая это решение, Палата учитывала характер и степень риска для жизни заявителя, которые доказаны prima facie (как факт) для обоснования применения обеспечительной меры и которую суд рассматривает в свете всех обстоятельств текущего содержания заявителя под стражей.

Эта мера была одобрена без ущерба по отношению к решению Суда по существу данного дела и компетенции Комитета Министров.

В соответствии с пунктом 2 правила 39 Правил Суда, Комитет Министров будет уведомлен о решении.

Мы обращаем внимание сторон на то, что неисполнение государством меры в соответствии с Правилом 39 может повлечь за собой нарушение 34 статьи Конвенции. В связи с этим сделана отсылка к параграфам 128 и 129 Постановления Большой Палаты от 4 февраля 2005 года по делу «Маматкулов и Аскаров против Турции» (жалобы № 46827/99 и
46951/99), а также пункту 5 постановляющей части.

Приоритет

Суд постановил дать приоритет жалобе в соответствии с Правилом 41.

372 комментария

Любовь нельзя измерить

Вчерашняя акция с фонариками стала одной из самых необычных из тех, что мы проводили. И, похоже, самой мирной за все время. А еще — поразительной по охвату. Конечно, люди выходили в больших городах — это было ожидаемо. Но нам прислали очень много фотографий с фонариками из совершенно разных мест.

Конечно, пропагандисты изойдутся слюной со своими «смотрите, никто не вышел, людей не было». Но на них давно никто не обращает внимания, они так воют и после митингов в 2000 человек, и после митингов в 200 000 человек.

А вот о чем точно умолчат эти продажные телеведущие — о том, что акция прошла максимально мирно. Без насилия, арестов и задержаний. Иначе в каждом дворе пришлось бы поставить по силовику. Источник насилия на протестных акциях в России — это всегда полиция. И если ОМОНа нет, все проходит максимально спокойно. Акция 14 февраля важна уже потому, что в очередной раз доказала этот факт.

А что по поводу численности? Этот вопрос давно стал программным, главным мерилом каждой протестной акции. Понятно, что в этот раз сказать, сколько именно вышло людей, невозможно. Но для любителей цифр у нас есть вот такие:

— больше 10 000 фото и видео акции прислали нашему телеграм-боту со всей России;
— больше 11 000 постов об акции в инстаграме без учета сторис;
— больше 37 000 постов в твиттере с хештегом #ЛюбовьСильнееСтраха.

Но даже такие впечатляющие цифры ничто по сравнению вот с этим:

Давайте вспомним, для чего мы прежде всего проводим протестные акции. Ведь не для цифры же. Хотя численность, конечно, очень важна, потому что Кремль на нее обращает внимание (а значит, и реагирует). Но для нас на первом месте стоят люди и их истории. Важно объединение самых разных личностей, взглядов, жизненных обстоятельств. Объединение против зла и коррупции, против людей, вцепившихся во власть омертвевшими пальцами.

Вчера мы услышали немало историй, когда всего один человек выходил во двор с фонариком, особо не надеясь встретить единомышленников. А потом к нему спускался второй, третий, другие светили из окон.

В этом и есть смысл. Один зажигает огонь, а другие помогают разжечь пламя.

Акция 14 февраля многим подарила немало открытий. Люди увидели, что они могут найти союзников даже в самых неожиданных местах. Наш тезис полностью доказан: сторонники России без репрессий, коррупции, беспредела и Путина живут везде. А статистически это объясняется тем, что таковых большинство.

Спасибо всем, кто участвовал. Сохраняйте надежду и старайтесь находить единомышленников. Их больше, чем кажется!

Спасибо всем, кто принял участие и поддержал! #ЛюбовьСильнееСтраха

147 комментариев

ЦРУ, Ротенберг и ёршик. Как пропагандисты отмазывают Путина

Последние пару недель на федеральном телевидении творятся удивительные чудеса. Алексей Навальный превратился из человека, имя которого нельзя произносить, в главную тему для обсуждения в каждом политическом шоу. Не существует больше Украины и бандеровцев, не существует Беларуси и почти не слышно о загнивающем Западе. Остался только Навальный.

Корреспонденты федеральных каналов, словно юные фанатки, гоняющиеся за рок-звездой, ездят по местам, где когда-то бывал Навальный. Прикасаются к вещам, которые он мог трогать, анализируют каждую его фразу и жест.

Что произошло? Пали оковы цензуры? Не совсем.

Чтобы получить ответ на этот вопрос нужно всего лишь внимательно изучить последний опрос «Левады» про наш фильм «Дворец для Путина». Выяснилось, что каждый четвертый россиянин этот фильм смотрел. Почти 70% либо видели сами, либо знают о нем. А это значит, что мы с вами победили телевизор. Наша аудитория стала слишком большой, чтобы ее не замечать.

Специально для вас мы окунулись в пучину государственной пропаганды. Было сложно. Безумное вранье, маразм, бред сумасшедших людей — мы изучили, что говорят о Навальном и нашем расследовании по телевизору, и готовы рассказать вам.

Этот мужественный поступок мы совершили с одной целью: чтобы разоблачить ложь телевизионных пропагандистов и вооружить вас лучшим оружием — правдой.

И самое главное. У каждого 6-го человека, согласно опросу «Левада Центра», после просмотра нашего фильма отношение к Путину меняется в худшую сторону. Это невероятный результат. Всего лишь один ролик на ютюбе может обрушить рейтинг Путина. Открыть глаза на него десяткам миллионов человек.

Вам кажется, что фильм «Дворец для Путина» видели все. Но вам именно кажется. На самом деле, в России существует еще 40 миллионов человек, которые не видели и не слышали о нем. Если процент разочаровавшихся останется таким же, это значит, что, просто показав ролик этим людям, мы обретем еще 7 миллионов сторонников. Плюс те 42% людей, которые слышали о фильме, но не смотрели его.

Самый большой вклад, который вы можете сделать сейчас, самая большая помощь — это очень простое действие. Почти никаких усилий. Покажите наш фильм всем, кто мог его пропустить. Отправьте ссылку еще раз, не ленитесь. Уточните, смотрела ли ваша бабушка или только слышала что-то от Киселева.

Свободу Алексею Навальному.

194 комментария

Любовь сильнее страха! 14 февраля объединяемся ради свободы

23 января и 31 января сотни тысяч людей вышли на улицы российских городов. В ответ власти развернули беспрецедентную волну насилия и репрессий: более 12 000 задержанных, тысячи избитых и арестованных.

Когда-то Путин делал вид, что у него есть конструктивная повестка и образ будущего. Теперь остались только дубинки ОМОНа. Путин решил сделать страх своим главным и единственным оружием.

Значит, нам надо взять на вооружение что-то, что сильнее страха.

Солидарность. Взаимовыручку. И, конечно, любовь.

23 и 31 января десятки миллионов людей смотрели на тех, кто вышел на улицы. Смотрели и сопереживали. Мы с вами, противники Путина, давно стали большинством. Просто он расставил между нами цепи ОМОНа, чтобы нам было сложнее объединиться и увидеть, как нас на самом деле много. Поэтому мы искали способ это преодолеть. Провести такую акцию, которой бы точно не помешал ОМОН, на которую каждый мог бы выйти без страха.

Идею нам подсказал Алексей Навальный, когда показал Юлии сердечко в зале суда. А еще подсказали петербуржцы, которые, заполнив 31 января всю Гороховую улицу, подняли вверх телефоны с фонариками.

2.02.2021

Мы предлагаем всем жителям больших российских городов вечером 14 февраля, ровно в 20:00, сделать одну простую вещь. Выйти во двор. Включить фонарик на телефоне, поднять его высоко вверх и постоять так несколько минут.

Первому будет немного страшно и неловко, но остальным — уже нет. Вы думали, что вы один в своем доме неравнодушны к происходящему в стране и не согласны с репрессиями власти? Вы поймете, что это не так, когда ваши соседи спустятся к вам.

Акция закончится в 20:15. Никакого ОМОНа, никакого страха. Может быть, вам покажется, что эти 15 минут ничего не изменят — но, на самом деле, они изменят все.

Почему акция так важна? Миллионы людей посмотрели фильм про дворец Путина. Миллионы людей за последние полгода увидели, кто такой на самом деле Владимир Путин. Узнали про его попытку убить Навального и забить дубинками всех, кто этим возмущен. Происходящее открыло глаза людям, они готовы отвернуться от Путина.

Нужно помочь им, поддержать на пути прозрения и понимания того, как на самом деле обстоят дела. Человек, который только начал разбираться в том, что Путин умудрился сделать из России за двадцать лет своего правления, не готов сразу идти на митинг или даже голосовать за кандидатов «Умного голосования», как бы нам этого ни хотелось.

Этому человеку нужна поддержка. Нужно осознание, что он не одинок в своем открытии. Сейчас мы видим невероятный приток таких людей — сомневающихся, сочувствующих нам, отвернувшихся от Путина. Мы не можем себе позволить их оттолкнуть — нам надо их принять и помочь им. Продемонстрировав солидарность и любовь.

У многих сейчас возникают вполне логичные вопросы.
На некоторые из них отвечаем в этом видео:

Уже сейчас вы можете рассказать об этой акции соседям, распечатав и повесив листовку в своем подъезде, которую можно взять в ч/б варианте или цветном.

Итак. Что делать, если я живу за городом? В частном доме?

— Приезжайте к друзьям в районный центр, большой город и выходите вместе с ними.

Как эта акция повлияет на Путина, и повлияет ли вообще?

— Путин ненавидит народ и солидарность людей против него. Но не нужно ждать, что будет такая акция, после которой он просто убежит. Мы действуем вдолгую и сейчас важно думать, как мирно объединить еще больше противников Путина.

Сами же говорили, что акций до весны не будет. И тут же объявили новую, как так?

— Мы увидели безумные насилие и жестокость, поняли, что Путин готов подавлять мирный протест, при этом его готовность подавлять зависит исключительно от численности: чем больше выходит, тем меньше разгонов. Поэтому мы готовим большую уличную акцию на весну — скоро объявим о ней. Но пока никто не мешает нам проводить акции в других форматах, исключающих противостояние с ОМОНом.

Фонарики — это какая-то ерунда, нужно действовать иначе!

— У нас нет монополии на протест и мы никому не мешаем делать то, что они считают нужным. Пусть люди протестуют в том формате, который им нравится. То, что мы сейчас предлагаем не значит, что мы отказываемся от других форматов акций. Но прямо сейчас мы хотим продемонстрировать солидарность и преодолеть разобщенность всех тех, кому не нравится Путин и его власть.

А что еще можно сделать, до того как выйти на акцию?

— Традиционно — постараться вовлечь в нее как можно больше людей. Рассказать о событии в соцсетях, своим друзьям и знакомым. А еще — повесить в подъезде дома листовки. Пусть люди знают, что в их дворе проходит акция солидарности.

Любовь сильнее страха. Свет сильнее тьмы. Объединяемся, чтобы победить!

204 комментария

Оставайтесь свободными!

Привет, это Навальный. Я, конечно, много раз слышал эту фразу: «Невозможно лишить свободы того, кто свободен внутри». И вот сейчас сам себя честно спрашиваю: «Ну как, работает?». Поверьте, работает.

Железные двери за мной захлопываются с оглушительным лязгом, но я чувствую себя свободным человеком. Благодаря уверенности в своей правоте. Благодаря вашей поддержке. Благодаря поддержке своей семьи.

Демонстративное беззаконие, происходящее со мной с момента, как я сошел с трапа самолета, — это месть Путина лично мне. За то, что выжил, за то, что осмелился вернуться. Теперь еще и за то, что рассказал о его дворце. Но в еще большей степени это послание Путина и его друзей всей стране: «Видали, как мы можем, а? Наплюем на законы и свернем в бараний рог любого, кто осмелится идти против нас. Мы и есть закон.»

И я в очередной раз (понимаю, надоел, ну а что мне еще остается?) призываю: не дайте себя запугать. Не дайте обмануть себя с помощью иллюзии силы и крутизны.Какая же это сила, если им приходится тайком травить людей и беззаконно их сажать? Где их всенародная поддержка, если выборы они могут выиграть, только не пуская на них независимых кандидатов, а страх перед протестующими вынуждает их закрывать станции метро?

Они могут удерживать власть, используя ее для личного обогащения, лишь опираясь на наш страх. Зато мы, поборов страх, можем освободить свою Родину от кучки воров-оккупантов. И сделаем это. Обязаны сделать. Для себя и будущих поколений.

Правда на нашей стороне. Оставайтесь свободными.

590 комментариев
Хронология
Подпишись на рассылку
чтобы получать короткий обзор лучших постов недели
Уведомления