Финальная битва между добром и нейтралитетом

День три

Третий день процесса по делу "Ив Роше" достаточно подробно расписан в репортаже "Эха".

Олег и Алексей Навальные
Имя Алексея Навального в 30-ти томах уголовного дела встретилось лишь несколько раз. Его упомянули в связи с приговором по «Кировлесу» и в связи с лишением его статуса адвоката. Больше о старшем из братьев речи не шло. Зато Олег Навальный явно должен был предстать как главный злодей. Его имя фигурировало буквально в каждом документе. Впрочем, довольно сложно назвать эти материалы изобличающими доказательствами, после изучения которых Навальный-младший должен раскаяться и во всем признаться. Прокуроры прочитали договоры на оказание услуг, должностные инструкции, заявления и приеме на работу и о переводе на другое место работы, копии дипломов, свидетельство о рождении, справки с места жительство, протоколы осмотров и десятки других, столь же увлекательных документов.

Присутствующие тем временем сражались со сном. И если журналисты в своем большинстве из этой схватки вышли победителями, то один из представителей потерпевшей стороны уронил голову на грудь и опасно клонился вправо, угрожая упасть со стула на своего коллегу. Казалось, что за ходом оглашения следят только адвокаты Кобзев, Полозов и Михайлова, которые иногда поправляли своих оппонентов, когда те ошибались в имени, или обращали внимание суда, что речь идет о тарифах за 2005 год, то есть за период, который выходит за хронологические рамки предполагаемого преступления.

Сам Навальный быстро заскучал. Лишь однажды он предпринял попытку устроить перерыв на обед, но потерпел неудачу и продолжил обмениваться записками с женой.
http://echo.msk.ru/blog/aksele...

Могу добавить, что процесс действительно сильно отличается от традиционного уголовного рассмотрения.

У прокуратуры третий день представления доказательств, а ещё до сих пор не допрошены "потерпевшие" (хотя они каждый раз присутствуют), не вызвали ни одного свидетеля (из двухсот допрошенных по делу). Реально только читают справки о приобретении огнетушителей и свидетельства о рождении детей.

В чём хитрый план непонятно, но, судя по всему, они просто хотят не допрашивать свидетелей вообще, а просто зачитать протоколы, написанные под диктовку следователей. Видимо, учитывают опыт "Кировлеса", где свидетелей обвинения вызвали, а они, гады такие, либо говорили "не знаю", либо давали показания в нашу с Офицеровым пользу.

Из хорошего: судья Коробченко вынесла уникальное по нынешним временам решение, основанное на законе и отменила мне "запрет на общение с любыми лицами", заменив его на "запрет на общение со свидетелями по делу".

Уже неплохо, теперь хоть сотрудник ФСИН не будет снимать меня видеорегистратором в корридорах суда и требовать прекратить несанкционированное общение.

Хорошие репортажи о вчерашнем заседании можно почитать еще здесь и здесь.

Поддержать ФБК
Подпишись на рассылку
чтобы получать короткий обзор лучших постов недели
Уведомления