Финальная битва между добром и нейтралитетом

Митинговая социология

Во-первых, у антикризисного марша есть сайт: http://vesna.today/

Во-вторых, про регионы. Много городов сообщили, что готовы участвовать в 1 мартовском мероприятиях в разных форматах (от пикетов до митингов), но четыре из них готовятся провести полноценные шествия. Это:

Москва

Санкт-Петербург

Екатеринбург

Калининград

Как и в Москве, точное место проведения определится после подачи заявки в соответствии с законом, но это будет 1 марта в 14 часов по местному времени.

В этот раз мы планируем немного снизить москвоцентричность и продвигать не «Антикризисный марш "Весна" в Москве», а «Антикризисные марши в стране».

Большую активность проявляют: Уфа, Казань, Новосибирск, Владивосток, Самара, Краснодар. Сообщу, чего там будет решено в итоге.

В-третьих, как обещал, о социологии.

Мы провели большое исследование, чтобы лучше понять настроения москвичей относительно митингов и выявить их предпочтения относительно мест, тем, способов донесения и тд.

Для этого мы сначала вычленили группу «непутинские» — в неё вошли те, кто сообщал, что не планирует голосовать за Путина. Мы набирали таких респондентов до получения правильно составленной выборки в 1200 человек.

Внутри этой группы мы вычленили «митингующих» — то есть тех, кто принимал участие в одном из массовых митингов 2011-2014 годов или не принимал, но хотел бы. Их оказалось примерно 17% от «непутинских» и этого достаточно, чтобы делать социологически значимые выводы.

На каждой карточке указано, мнение какой группы приведено.

Все данные публиковать не буду, они внутренние и нужны нам для работы, но политически важные смотрите:

Итак, интернет популярен у «непутинских», но и зомбоящик играет важную роль.

16% «непутинских» вообще не пользуются интернетом.

Эту карточку я публиковал вчера, она важная. Большинство «непутинских» положительно относятся к массовым мероприятиям. Это важная аудитория нашего информационного воздействия.

Интересно, что значительная часть «непутинских» ничего не знает (или уже забыла) про протестные акции 2011-2013 годов. Это указывает нам на важность информационной работы. 19% «слышу впервые» — непаханное поле для работы.

Вот это важно. О способах донесения: интернет и знакомые — это самое важное. А с учетом того, что «интернет» — это тоже очень часто знакомые по соцсетям, мы видим принципиальную важность личного участия в призывах к митингам. Шерьте и лайкайте больше, граждане.

Низкая значимость листовок/газет скорее объясняется тем, что мы их, в общем, никогда и не делали. В этот раз исправимся.

Интересно, что «митингующие» не всегда готовы сами ходить на несанкционированные акции, но в большинстве своём хорошо относятся к тем, кто на них ходит.

Это возможно объясняется тем, что большинство понимает: движущая сила, которая выводит людей на митинги, — нежелание мириться с несправедливостью.

Очень важный слайд и последний из тех, что хочу показать. Темы, которые влекут на улицы «митингующих»:

Обратите внимание, у нас и требования Марша составлены с учетом этих данных.

Например, требование сократить военно-полицейские расходы и направить эти средства на развитие человеческого капитала (образование, здравоохранение) — это наше антикризисное решение для двух первых и самых насущных тем.

Наверняка возникает вопрос: почему темы войны и политзаключенных в таких низких приоритетах, когда все мои знакомые идут на митинги именно ради этого?

Простое объяснение, это темы для всех «митингующих» (которых 15% от «непутинских»). Когда мы делаем кросс-таблицы, то чётко видим ядро активистов и темы тех, кто не просто готов выходить, а выходит. Для них эти темы имеют безусловный приоритет.

Скажем так, людей, который считают войну самой важной темой меньше, но их гарантированный выход на улицу выше, чем у тех, кто озабочен судебной системой.

Тоже самое касается политзаключенных и отставки Путина.

Это три специфические темы, которые объединяют ядро протестного движения и порождают самых яростных и стойких активистов. Впрочем, признаю, что это лично мои суждения и я не претендую на качественный анализ этих данных.

Переходим к практике:

1) Желающих выйти в Москве на протестные митинги до хрена (извините).

2) Темы, которые волнуют тех, кто склонен к митинговой активности, мы знаем, поддерживаем и разделяем.

3) Интернет и сарафанное радио — вот на чем должен быть сделан упор. Личная агитация имеет ключевое значение.

4) Заметно явное отставание офлайновой агитации в связи с очевидным — ею никто не занимался, хотя волонтёры есть. Их потенциал не был востребован. Важной задачей является исправление этого. Для этого мы запустим волонтёрский агитационный проект.
Записывайтесь в эту табличку, если вы готовы помочь нам с уличной агитацией.

Хотим, чтобы пришло больше людей, — надо инвестировать собственные время и усилия.

Поддержать ФБК
Подпишись на рассылку
чтобы получать короткий обзор лучших постов недели
Уведомления