Финальная битва между добром и нейтралитетом

Долгосрочное свидание

Краткосрочное свидание - отстой. Разговариваешь на расстоянии три метра, весь разговор снимает чувак с видеокамерой, прикасаться (даже руку пожать) нельзя.

Долгосрочное свидание - прекрасно. Выделяют на три дня комнату вполне приличного вида, похожую на советскую гостиницу для командировочных. Две кровати (одна двуспальная). Холодильник, телевизор, двд-плеер. Кухня, душ и туалет общие - на десять таких же комнаток, но всё вполне чисто и прилично.

Можно привезти двд-диски с поздравлениями и всякие видео с домашними, но это сначала отсматривают:
- Чтоб запрещенного не было.
- А что запрещено?
- Ну... секс.

На долгосрочное свидание можно привести огромное количество еды. Все так и делают - тащат огромные сумки как у челноков. Администрация колоний с этим ок, ведь зэк ничего не может забрать потом с собой в отряд и накормить соседей. Всё, что не съел за три дня, придётся выкинуть (ну или обратно везти).

Сидишь с человеком в обычной одежде, ешь какие-нибудь крылышки из KFC (вообще, я заметил, что макдачка и KFC - очень популярный запрос от сидельцев) и даже незаметно, что тюрьма.

Потом, когда выясняется, что даже с этажа милых комнаток выйти нельзя, а могут только выпустить, быстро возвращаешься к реальности.

Я, понятное дело, не три дня был, а четыре часа, и уехал, оставив Олега с женой.

Администрация очень просит ничего не фотографировать даже снаружи (изнутри и не получится, всё сдаешь). Не очень понятно, почему такая секретность. Ну забор, ну проволока. Наверное, это общепсихологическая установка всех, кто работает в "режимном учреждении" - на всякий случай ничего нельзя.

- Номер отряда можно в почтовом адресе опубликовать?
- Лучше не надо.
- Почему?
- Не положено, письмо и так дойдёт.

Такая табличка всегда на груди у каждого зэка. Олег сказал, что его табличку ламинировал "русский Хайзенберг" - чувак, которого взяли чуть ли не с килограммом метамфетамина

Олег передавал всем привет и спасибо за поздравления с днем рождения. Отдельный привет просил передать молодожёнам Саше и Алине, которые написали ему аж с Гоа какое-то суперписьмо, сильно поддержавшее его моральный дух в Бутырке. Привет, молодожёны.

Поддержать ФБК
Подпишись на рассылку
чтобы получать короткий обзор лучших постов недели
Уведомления