Финальная битва между добром и нейтралитетом

Бесславный конец «виртуальной инквизиции»

Суд мы выиграли. «У меня не осталось никаких сомнений, что Вы, господин Максимов, — хакер Хэлл» — заключил судья. Сомнений не было и у меня, и у прокуратуры, и у всех, кто проделал огромную работу по деанонимизации «хакера».

Сергея Максимова приговорили к 1 году и 5 месяцам условного заключения, 3-м годам исправительного срока, 400 часам исправительных работ и небольшому штрафу в пользу Amnesty International. Также Максимову придется оплатить расходы суда. И приобрести себе новую технику, так как компьютер и ноутбук у него конфисковали и не вернут.

«Главный хакер Рунета» оказался сорокалетним Сергеем Максимовым, живущим в одиночестве на окраине Бонна без семьи или работы. К нему даже на заседания суда никто ни разу не пришел.

Живьём наш герой был совсем не таким бойким, как в интернете.

Процессом я, разумеется, доволен. Три года ожидания и работы над подготовкой материалов безусловно оправдали себя. Никаких «неуловимых хакеров» больше нет, есть потрепанный беженец из России Сергей, дрожащим голосом утверждающий, что он ничего не делал, а все материалы он скачал в интернете. Никто Максимову не поверил. В последнем слове прокурор сказал по этому поводу: «если вас обвиняют в убийстве, которое вы не совершали, вы не начинаете бегать и собирать улики — приносить домой окровавленный».

На этом пара недель «славы» Максимова завершена, больше он особо никому не интересен — ни нам, ни кому-либо, кто этого несчастного хакера курировал.

Вчерашнее заседание было назначено потому, что на прошлом адвокат Максимова выкатил целый список причин, по которым мои письменные показания не могут быть зачитаны в суде. Суд уходил на две недели и вернувшись, первым делом зачитал мои письменные показания.

Судья также отказал и в других ходатайствах защиты — они, например, предлагали вызвать в суд специалиста из Google, чтобы он рассказал, как работают пароли на ящиках gmail.

К 4-му разу процесс всем порядочно надоел. Каждое заседание зачитывались и заслушивались абсолютно однозначные показания против Максимова. Ни одного свидетеля не выступили в его защиту. Сам Максимов за весь процесс не сказал ни слова. Защита почти не подавала ходатайств и так и не привела в суде «бесспорные доказательства невиновности», которые сам Максимов анонсировал в интервью после каждого заседания.

Единственным трэш-козырем, который использовала защита на июльском заседании было то, что какая-то израильская газета написала обо что-то плохое обо мне и вообще в Израиле меня не любят, а ящик сломали мстительные хакеры-евреи.

В заключительном слове адвокат защиты уже не намекал на израильских хакеров, а прямо говорил, что у меня много врагов в госорганах (в том числе Путин), и под ником «хакер Хэлл» скрываются именно они.

Для нас это процесс был отличным опытом и примером того, как работает настоящая независимая судебная система. Для «хакера Хэлла» он закончился достаточно печально. Его таскали по допросам, выламывали ему дверь при обыске, конфисковали технику (орудие преступления же) и наградили статусом уголовника.

С точки зрения дальнейшего развития событий, Максимов, наверное, подаст на апелляцию. После суда смешной «хакер» угадаете, что сказал? Что они просто не предъявили все доказательства, которые у них были. Но обязательно предъявят.

Кроме всего, стоит, видимо, ожидать дальнейших взломов с целью показать, что дело хакера Хэлла живо. Но вряд ли их уже будет осуществлять Сергей Максимов, условный срок которого может быть изменен на реальный в любой момент.

Большое спасибо всем, кто работал с нами и помогал эти три года. Тем, кто изначально собирал доказательства, тем, кто переводил графоманский маразм Хэлла на немецкий, журналистам, которые освещали процесс и, конечно, нашему адвокату Фолькарду Шрайберу за отличную работу.

Вот несколько ссылок, по которым можно почитать о процессе по-русски и по-немецки.

Поддержать ФБК
Подпишись на рассылку
чтобы получать короткий обзор лучших постов недели
Уведомления