Финальная битва между добром и нейтралитетом

«Борьба с коррупцией без борьбы с коррупционерами — лицемерие». Статья Навального на русском

В газетах The Guardian, Frankfurter Allgemeine Zeitung и Le Monde вышла статья Алексея, приуроченная ко дню его отравления год назад.

Мы публикуем оригинал этой статьи на русском:

Ровно год назад я не умер от отравления химическим оружием, и, по-видимому, коррупция сыграла немалую роль в моем спасении. Разложившая государственную систему, она разложила и спецслужбы. Когда руководство занято крышеванием бизнеса и вымогательством, то качество тайных операций неизбежно пострадает. Группа сотрудников ФСБ нанесла нервный агент на мое белье так же неправильно, как неправильно, с нарушениями всех инструкций, следила за мной в течение трех с половиной лет, что позволило гражданским активистам-расследователям полностью изобличить ее.

Зато более простые задачи режим, построенный на коррупции, выполняет прекрасно. Судебная система — а это первое, что берут под контроль автократы, желающие ограбить свой народ, — идеально работает в формате quid pro quo. Именно поэтому, вернувшись в Россию после лечения, я прямо с самолета отправился в тюрьму. Приятного тут мало, но зато у меня теперь достаточно времени, чтобы почитать мемуары мировых лидеров.

Мировые лидеры ужасно интересно описывают, как решали главные проблемы человечества: войны, бедность, миграцию, изменение климата, оружие массового поражения. Это вопросы так называемой «большой повестки». А вот борьба с коррупцией не очень часто упоминается мировыми лидерами в списке того, что они считают своим наследием. Неудивительно — это вопрос «второстепенной повестки».

Зато — поразительный факт — коррупция почти всегда упоминается там, где мировые лидеры описывают провалы. Свои и (чаще) своих предшественников.

«Мы потратили годы, сотни миллиардов долларов и тысячи человеческих жизней на Ирак/Афганистан/Мали/you name it, но коррумпированное правительство аль-Малики/Карзая/Кейты/you name it своим воровством отвратило от себя народ, открыв дорогу к победе радикалам, вооруженным лозунгами о честной справедливой власти и РПГ.

И тут возникает очевидный вопрос: ну так раз коррупция мешает нам добиваться решения проблем «большой повестки», то, может быть, настало время ее саму поместить на одно их первых мест этой повестки?

В общем понятно, почему этого до сих пор не произошло. Коррупция — очень некомфортный вопрос для обсуждения на мировых саммитах. Вы обсуждаете, к примеру, с Путиным, Сирию и кибератаки. Все довольны, всем интересно. На брифинге по итогам каждому есть что сказать.

А теперь представьте встречу с Путиным по вопросу коррупции. Сам ее факт — переход на личности. Все от начала до конца — некомфортная ситуация. Самому богатому человеку мира, ограбившему свою страну, предлагается обсудить, как бороться с ним самим. Очень неудобно и неловко.

А теперь включите новости: именно то, что Запад «не замечал» тотальной коррупции в правительствах Карзая и Ашрафа Гани, не желал говорить об этой лично неприятной для них теме, стало важнейшим фактором победы талибов при полной поддержке населения. Не хотели обсуждать воровство из бюджета — будем обсуждать забивание камнями и казни обезглавливанием.

После краха СССР и прекращения глобального идеологического противостояния именно коррупция в ее классическом определении — использование служебного положения для личной выгоды — стала универсальной внеидеологической основой процветания в мире авторитарного интернационала. От России до Эритреи, от Мьянмы до Венесуэлы. И коррупция давно перестала быть внутренней проблемой этих стран. Она почти всегда становится одной из главных причин глобальных вызовов, стоящих и перед Западом. Новая настоящая война в Европе с применением авиации и артиллерии? Это Путин мстит Украине за антикоррупционную революцию, сбросившую с трона его ставленника Януковича. Религиозным экстремистам любого толка легче вести пропаганду, когда их противники ездят на Роллс-Ройсах по улицам своих нищих стран. Миграционные кризисы вызваны бедностью, а та почти всегда — коррупцией.

«Хорошо, что изменение климата не связано с коррупцией», — иронично говорите вы. Приглашаю вас сказать это перед лицом миллионов гектаров сибирских лесов, сгорающих ежегодно из-за варварской сплошной вырубки, нарушающей пожарные правила лесопользования. Не хочется угадать с этим прогнозом, но боюсь, что следующий большой теракт будет не чем-то вроде очередной бомбы от религиозных фанатиков, а, скажем, химическим оружием в водопроводе крупного города или разрушительной атакой на ИТ-инфраструктуру целой страны, и заказчиками этого теракта будет тот или иной владелец золотых дворцов. И сделано это будет для того, чтобы отвлечь внимание мира от этих дворцов, переключив его на глобальные вопросы безопасности.

Так что это не нам должно быть неудобно задавать авторитарным коррупционерам жесткие вопросы с переходом на личности, а наоборот — они должны знать, что их теневые дела всегда будут главной темой обсуждения мировых саммитов. Это станет важнейшим шагом к устранению причин многих вопросов.

Ну а что же нам делать? Ведь не могут люди, сидящие в Вашингтоне и Берлине, эффективно бороться с коррупцией чиновников Минска или Каракаса?

Это верно, но верно и то, что важной особенностью коррупции в авторитарных странах является использование западной финансовой инфраструктуры. И в 90% случаев украденное хранится на Западе. Уж кто-кто, а чиновник, работающий на автократа, точно знает, как важно хранить капитал подальше от своих коллег и босса.

Все, что нужно для начала работы, — решительность и политическая воля западных лидеров. На первом этапе коррупция должна быть превращена из источника потрясающих возможностей в тяжелое бремя хотя бы для части элит, окружающих автократов. Тем самым элиты будут расколоты, а лагерь тех, кто выступает за модернизацию, прогресс и снижение коррупции, расширится, усилится и получит новые аргументы в национальных внутриэлитных дискуссиях.

Эти несколько шагов совершенно реалистичны, легко исполняемы и могут быть очень эффективным стартом в борьбе с глобальной коррупцией.

1. Запад должен выделить и признать специальную категорию — «страны, поощряющие коррупцию», что позволит принимать единые меры в отношении групп стран, а не вводить санкции в отношении конкретных государств.

2. Главной санкцией и, если хотите, налогом на коррупцию для этой группы стран должно стать «принуждение к прозрачности». Вся документация к контрактам, заключенным между западными компаниями и их контрагентами из стран коррупционных рисков должна быть опубликована, если эти контракты в малейшей степени связаны с государством, чиновниками и их родственниками. Ты сотрудник госкомпании страны с высоким риском коррупции и хочешь купить виллу на Французской ривьере? Покупай, но вся информация по сделке будет общедоступной. Хотите иметь дела с официальным Минском или тетей российского губернатора? Нет проблем, но вам придется опубликовать все документы по цепочке сделки, и взятку, которую вы заплатите через «регионального представителя» или «локального партнера», уже не спрячешь.

3. Борьба с коррупцией без борьбы с коррупционерами — лицемерие, подрывающее доверие избирателей к любым действиям в этой области. До тех пор, пока не будут введены индивидуальные санкции против олигархов, в первую очередь, из окружения Путина — морального лидера всех коррупционеров мира, — любая антикоррупционная риторика Запада будет восприниматься как игра и пустословие.

Нет ничего более фрустрирующего, чем чтение очередного «санкционного списка», наполненного никому не известными полковниками и генералами спецслужб, но тщательно очищенного от тех, в чьих интересах действуют эти полковники. Запад должен выйти из семантического плена, где лейбл «бизнесмен» является индульгенцией, сильно затрудняющей попадание в санкционный список. Путинские олигархи, как главы госкомпаний, так и формально частные, но благополучие которых связано с группой Путина, — не бизнесмены, а руководители организованных преступных групп. Однако сейчас, увы, западный истеблишмент выступает такой коллективной собакой Павлова. Показываешь полковника спецслужб — кричат: «Под санкции его!». Показываешь олигарха, содержащего полковника, кричат: «Пригласите его в Давос!».

4. В США, Великобритании и Германии уже есть прекрасные инструменты для борьбы с зарубежной коррупцией, такие как Foreign Corrupt Practices Act, Bribery Act и другие. Отгадайте, сколько дел было начато по заявлениям нашей организации, ныне признанной путинским правительством экстремистской? Правильно, ноль. Горькая правда в том, что даже западные правоохранительные органы обеспечивают иностранным коррупционерам режим благоприятствования. Немного политической воли правительства (и давления общественности) — и ситуация исправится.

5. Препятствование экспорту политической коррупции явно заслуживает создания международного органа или комиссии. Посмотрите, что происходит уже сейчас. Инвестировав сравнительно небольшие деньги, тот же Путин пачками скупает крайне правые и крайне левые движения по всей Европе, превращая их политиков в своих олигархов и агентов. Легализованный подкуп через «членство в советах директоров госкомпаний» и подобные — процветает. Бывший канцлер Германии, премьер Италии, министр иностранных дел Австрии выступают на подтанцовках диктатора, нормализуя и покрывая коррупционные практики. Любые контракты, связывающие бывших и действующих западных политиков с контрагентами из коррумпированных авторитарных стран также должны подлежать публикации.

Это первые шаги, но и они дадут весомый эффект, создав внутри авторитарных стран элитные группы, для которых борьба за снижение уровня коррупции станет рациональным выбором.

Ни денег, ни солдат, ни переустройства промышленности и мировой политики не нужно для того, чтобы начать действовать. Только политическая воля. К сожалению, это часто дефицитный ресурс. Общественное мнение и желание избирателей — вот те финальные ингредиенты, которые могут столкнуть ситуацию с мертвой точки. И когда-нибудь мировые лидеры в своих мемуарах напишут о том, что решили многие важные проблемы «большой повестки», просто устранив первопричину их возникновения. Без войск, миллиардов и зря потраченных десятилетий.

Подпишись на рассылку
чтобы получать короткий обзор лучших постов недели
Уведомления