Финальная битва между добром и нейтралитетом

Старик Ликсутов стал на 600 тысяч богаче

Очень хороший был процесс. Мне очень понравилось. Даже не нужно никому неправосудность доказывать.

Сначала всем участникам слушаний запретили даже держать в руках телефоны (не шучу, «либо убирайте, либо кладите мне на стол»).

Потом, когда я остался в процессе один, без адвоката (бумага об отпуске, предупредили ещё на прошлом заседании, ходатайство подали заранее) и стало настолько очевидно, что надо откладываться, что даже представитель Ликсутова поддержал ходатайство об отложении, начали слушать по существу.

На указания о том, что я сам, без представителя, не могу нормально выступать по делу об публикациях в интернете, так как мне полгода запрещено пользоваться интернетом — ноль внимания.

Нет документов — ноль внимания.

Использовать компьютер, чтобы читать с него материалы дела — нельзя.

Ходатайство, чтобы с компьютера суда обозреть материалы в интернете — отказать.

Апостилированная выписка из реестра, доказывающая, что на 6 мая 2014 года Ликсутов был владельцем офшора

Изучить материалы СМИ («Эхо Москвы», «Ведомости»), где в своих интервью Ликсутов врёт и говорит прямо противоположное тому, что написал в иске, — отказать.

Конечно, ни малейшей коммерческой тайны или тайны личной жизни не обсуждается — всё равно оставить процесс закрытым.

Апостилированные документы, доказывающие нашу правоту — не интересно.

Фото Дмитрий Каторжнов, «Московский Комсомолец»

Вот с таким лицом, в состоянии изумления, я и дошел до финала процесса.

Решение знаете: Ликсутов во всем прав, полностью неуиноуен. Ничего не нарушал, никаких офшоров не имеет. Я должен выплатить ему 100 тысяч рублей морального вреда и 500 тысяч рублей юридических издержек. Недурно так, за процесс, состоящий из одного дня разбирательства по существу.

Ещё раз хочу сказать: я считал и считаю Ликсутова одним из крупнейших коррупционеров. Я ещё буду об этом писать, и вы поймёте, что он жулик не мелкий, а очень крупный. Все эти закрытые разбирательства нужны ровно для того, чтоб никто не дай Бог, не стал разбираться со схематозами, которые и Ликсутов, и (по моему убеждению) Собянин проворачивают с Трансмашхолдингом, акционером которого остается «бывшая жена» Ликсутова. Например, на закупке вагонов метро.

Эта тайна свята, поэтому такого трэша не было ни на суде с Неверовым, ни с Руденским, которые, формально, более высокая власть, чем Ликсутов.

Сигнал понятен: хочешь писать про нас? Ну значит будешь, сидя под арестом и с арестованными счетами, платить по 600 тысяч. Пока не поумнеешь или не забоишься.

Хочу сразу сказать и Ликсутову, и Собянину, и всей их системе правосудия: я поумнел настолько, что мне уже не страшно. Ни я, ни ФБК своих расследований коррупции в московской мэрии и дептрансе не прекратим.

Поддержать ФБК
Подпишись на рассылку
чтобы получать короткий обзор лучших постов недели
Уведомления