Финальная битва между добром и нейтралитетом

Подводим итог Главной Путинской Антикоррупционной Кампании

Вот это первый пресс-релиз Следственного комитета по делу «Оборонсервиса»:

Или вот ещё, один из первых: здесь про 19 килограм ювелирных украшений и 57 тысяч драгоценных камней.

А вот здесь Маркин из СК кричит на всю страну: это мы, это мы главные. Именно СК «дело Васильевой» ведёт, у нас вся ответственность (и все лавры, конечно).

А вот здесь нам некий Владимир Путин говорит, что скощухи по делу «Оборонсервиса» не будет:

В продолжение разговора о коррупции я спросила, почему Сердюков даже не имеет статуса подозреваемого. Путин ответил, что «пока не за что». Можно было лишь подивиться: как не за что, ведь он в каком-то качестве должен присутствовать в деле! Путин отвечал, что просто так, чтобы сделать кому-то приятное, доставить кому-то удовольствие или для устрашения, никого сажать не будут, и если следствие придет к выводу, что есть основания, то, мол, тогда. И вдруг, неожиданно сделав жест двумя пальцами в глаза, сказал мне: «Посмотрите мне в глаза: скощухи никому не будет! Слышите?! Я вам говорю!»

А вот здесь нам «эксперт» говорит, что антикоррупционная кампания, выразившаяся в деле Оборонсервиса, — это гвоздь в гроб протестного движения:

Антикоррупционная кампания, начавшаяся в этом году, - еще один гвоздь в гроб протестного движения. Обвинения в коррупции сегодня со стороны власти звучат едва ли не чаще и громче, чем со стороны оппозиции. «Президент ясно дал понять, что неприкасаемых нет, а отставка следует практически моментально после выявления серьезных недостатков и злоупотреблений, — считает Мухин. — Антикоррупционная кампания, конечно, не могла не вызвать одобрение большинства населения». При этом вопреки надеждам «революционеров» антикоррупционная кампания оказалась не разовой демонстрацией: президент ясно дал понять, что расследования будут идти до конца и невзирая на лица.

Ну что же, можно подвести итог этой антикоррупционной кампании.

1. Сердюков появился в суде только как свидетель. Амнистирован. Работает на госслужбе, в военном ФГУПе.

2. Васильеву «посадили», но никто не мог найти её в СИЗО, зато видели выходящей из банка в центре города. После разгоревшегося скандала её «этапировали» в колонию, где тоже не могли найти. Единственный, кто видел её — правозащитник, неуверенный, что это была Васильева.

3. Васильева погашает ущерб в 216 миллионов рублей. Про заявленные ранее миллиарды ущерба, 19 килограмм золота и 57 тысяч бриллиантов уже никто не помнит. Как метко шутят в интернете: это она просто сдачу отдала.

5. Практически сразу после «этапирования в колонию» прокуратура и ФСИН просто рвут на себе рубахи, требуя условно-досрочного освобождения. Заявляется, что Васильева исправилась, хорошо заправляет кровать, и риск повторных преступлений отсутствует.

6. Судья постановляет выпустить Васильеву немедленно, несмотря на то, что закон это полностью исключает. Выпустить могут только через 10 дней.

Хорошо так с коррупцией поборолись.

Очень хочется напомнить, что ровно сегодня отказали в УДО Луцкевичу, сидящему по Болотному делу. Прямо сейчас по этому же делу судят Непомнящих с обвинением «схватил полицейского за запястье».

Витишко, сидящему за надпись САНЯ-ВОР на заборе губернаторской дачи, отказали в УДО, потому что он плохо полол помидоры.

Ну а Олег Навальный встречает освобождение Васильевой в одиночном ШИЗО, где его койку пристегивают к стене в 4-30 утра и до ночи ты можешь либо ходить по камере 1,5Х5 метров, либо сидеть на табуретке. За полгода отсидки у Олега уже три взыскания.

В сентябре мы все должы выйти на митинг.

Поддержать ФБК