Финальная битва между добром и нейтралитетом

Как я попал в ШИЗО и что это такое. Письмо Олега Навального

Что такое ШИЗО

ШИЗО это такая маленькая комната с туалетом и раковиной, дверью и окошком (и на двери, и на окошке – решетка, естественно, это же тюрьма). В орловском ШИЗО деревянные полы, что гораздо лучше бетонных.

Поднимают в 4.30, укладывают спать в 20.30.

Вы могли бы спросить, а где же в ШИЗО кровать? А кровать в ШИЗО пристегивается к стене на период с 4.30 до 20.30. Зато есть маленький стульчик и стол, поэтому в течение дня можно спать в смешных позах, сидя за столом, или в любой позе, лежа на полу, со средним риском застудить почки, потому что полы деревянные.

Мне очень повезло, что перед тем, как попасть в ШИЗО, я прочитал книгу «Тренировочная зона», где зэк 80 lvl из Америки рассказывает, как можно тренироваться в маленькой камере, используя собственный вес. Поэтому я отжимаюсь от скамеек, торца кровати, умывальника, пола и стен и подумываю о том, как бы начать отжиматься от потолка.

Вообще в ШИЗО нормально. Ну, пока тебя не начинает провоцировать администрация. Администрация ИК-5 это делать умеет, это почти их профиль. Мне вот, например, при водворении в изолятор не дали очки, линзы, религиозную литературу, подписные издания. Не бог весть какой набор, но уж какой положен по закону. На второй день, когда я уже хотел переходить к акциям протеста, все дали, на утро неожиданно еще и витамины выделили, и температуру повысили в камерах. Я сразу почувствовал подвох. Все стало понятно, когда приехала местная орловская ОНК, это которая «в ИК-5 очень все хорошо». После моей речи о незаконном содержании в ШИЗО, о нарушениях в колонии и тд дама, возглавляющая комиссию, сказала: «Ну вы же знаете, у нас в стране воруют, у колонии нет денег, чтобы сделать все по закону». Я почти видел, как она сдерживалась, чтобы в порыве материнской ласки нежно провести по багровому лицу представителя колонии.

Уходя, она сказала: «Я надеюсь, что, отсидев свой срок, вы выйдете настоящим патриотом, как я».

Как я попал в ШИЗО и, затем, в «строгие условия отбывания наказания».

Через пару дней после моего «выступления» на митинге в расположение отряда поднялись 3 сотрудника режима (я в это время занимался спортом), потом вышли. На следующее утро меня вызвали в оперативный отдел и сказали объяснить, откуда у меня мобильный телефон, который у меня нашли в кровати.

На мой естественный вопрос, что за телефон и почему он мой, мне сказали, что в памяти сим-карты записан телефон моего брата.

То, что на обыске не включен видеорегистратор, который есть у всех сотрудников, и то, что в бараке живет 50 человек, никого не смутило.

18 октября меня вызвали на встречу с адвокатом в оперчасть. Вместо этого я попал на быстрый военно-полевой суд, меня отвели в ШИЗО и сказали, что я переведен в СУОН как злостный нарушитель.

Это письмо Олега, переданное вполне легально. У него, кстати, теперь есть фейсбук - добавляйте и лайкайте.

А также пишите письма, это важно. Большое спасибо Тане Фельгенгауэр, Саше Плющеву и «Эху» за эту акцию с письмами.

Только учтите, что сейчас он быстро всем ответить не сможет. В ШИЗО карандаш и бумагу для переписки дают на 15 минут в день.

Поддержать ФБК
Подпишись на рассылку
чтобы получать короткий обзор лучших постов недели
Уведомления