Финальная битва между добром и нейтралитетом

Как мы победим вирус, если зарплата ученого-вирусолога 14 556 в месяц?

Вы, конечно, знаете, что все российские тесты, выявляющие COVID-19, делают в Новосибирске. В государственном центре вирусологии и биотехнологии «Вектор».

Вот их сайт http://www.vector.nsc.ru/

Если вы туда зайдёте, то увидите на главной странице сменяющие друг друга лозунги:
Вектор — это профессионализм.
Вектор — это уникальность.
Вектор — это безопасность.

И сейчас мы одновременно ругаем этот «Вектор» — их тесты, видимо, не очень хорошего качества.

Ругаем Роспотребнадзор, который сделал недостаточное количество лабораторий, которые могут проводить хоть какие-то тесты.

Но и надеемся, что российская наука какой-то вклад в борьбу с коронавирусом внесёт.
Нам очень хочется верить в наших ученых.

А ещё мы читаем сообщения государственных СМИ со ссылкой на Роспотребнадзор о том, что «Вектор» начал испытание вакцины против коронавируса.

И снова мы немножко ликуем, а немножко не верим. Ведь этот же Роспотребнадзор совершенно наглым и грандиозным образом врёт о том, что в России проведено уже 143519 тестов на коронавирус.

Получается, что вчера мы были на 5 месте в мире по количеству проведенных тестов. Сделали их больше, чем Япония, Франция и США вместе взятые. Но любой человек и любой врач отлично знают, что до сих пор в России практически невозможно пройти тест на коронавирус. Только с серьезными симптомами, только по назначению врача, и даже после этого вы будете неделю ждать результата.

При этом мы знаем, что страны, пока наиболее успешно справляющиеся с эпидемией (Сингапур, Южная Корея), использовали массовое быстрое тестирование как один из ключевых принципов работы.

Так выглядит тестирование в Южной Корее:

У нас мы не то что чего-то похожего не наблюдаем. А даже и на горизонте нет ничего.

Об этом всём я подробно говорил во вчерашней программе.

Но я отвлекся от «Вектора». Хочется понять, может ли он что-то? Способен ли совершить прорыв? Жива ли наука?

Самое поучительное, что можно сделать в попытках найти ответ на эти вопросы, — зайти в раздел «вакансии» центра «Вектор».

Их вы там найдете 6 штук, и все они свеженькие. Размещены уже во время эпидемии.

Ищут как раз вирусологов. Специалистов по гепатиту, гриппу и биоинженеров.

Вот вакансия в отдел геномных исследований. Мы, ничего не понимающие люди, думаем, что вот так примерно и выглядит поиск потрясающих людей, которые победят эпидемию:

Основные задачи и обязанности:

Организация и проведение научно-исследовательских работ, адаптация и культивирование вирусов, определение инфекционной активности(титров) вирусов, оценка патогенности и иммуногенности вирусов. Разработка и валидация вирусологических и молекулярно-биологических методов исследования биологически активных препаратов. Подготовка научных публикаций, разработка стандартных операционных процедур и иных нормативных документов.

Понятно, что требуется высшее образование и ученая степень.

Теперь смотрим на предлагаемую зарплату: 14 тысяч 556 рублей.

То есть 186 долларов в месяц по текущему курсу.

Даже меньше, чем требуется для вхождения в средний класс, согласно Владимиру Путину.

Не поленитесь и посмотрите все шесть вакансий. Там есть ещё одна с зарплатой 15 000 рублей. Есть 20 тысяч рублей. Самому высокопоставленному сотруднику, которого ищут — старшему научному сотруднику, — предлагают платить 30 тысяч рублей.

За эти деньги ученый должен осуществлять научное руководство научной группой.

То есть государство наше говорит: а давайте сделаем научные группы, где во главе чувак с зарплатой 30 тыщ и он командует чуваками с зарплатой в 14 556 рублей. Они точно победят эпидемию и обеспечат нас научным прорывом.

Я просто напоминаю, что за одну передачу «Международная пилорама» государственные пропагандисты Маргарита Симоньян и Тигран Кеосаян получают 4,6 миллиона рублей.

То есть семья бессмысленных паразитов ЕЖЕНЕДЕЛЬНО с одной телепрограммы получает как 315 научных сотрудников, от которых мы требуем победы над коронавирусом.

Бюджет канала Раша Тудей, который никто не смотрит, — 20 миллиардов рублей в год, и денег у них настолько много, что они платят по полмиллиона в месяц всем этим гнусным кривляющимся мерзавцам, высмеивающим тех, кто закупает макароны в магазине:

Да, в отличие от Бароновой, Красовского, Винокуровой и прочих завсегдатаев «московских гостиных», работникам научного центра «Вектор» и макароны сложновато купить. Давайте посмеемся над ними.

Это просто катастрофа, друзья мои. Так скоро все уедут. 377 тысяч человек в 2017 году уехало из России. Понятно, что этот научный сотрудник из Новосибирска примерно на ЛЮБОЙ работе в ЛЮБОМ западном научном центре будет получать на порядок больше.

Чудо, что какие-то люди держатся до сих пор.

А самое ужасное, что если научный сотрудник с зарплатой в 14 566 пойдет на митинг протестовать и требовать повышения, то Путин ему не зарплату пошлёт, а росгвардейца с зарплатой в 45 000, который будет бить очкарика по голове дубиной и приговаривать: а ну иди обратно и молча изобретай мне вакцину.

49 комментариев
Хронология