Финальная битва между добром и нейтралитетом

«Эху Москвы» 25 лет

Я, между прочим, когда-то вел на «Эхе» программу «Градостроительные хроники» — о застройке города, архитектуре, конфликтах между строителями и горожанами и всяком таком. Тогда и познакомился с большинством «эховцев», многие из которых остались моими друзьями.

Сегодня «Эху» 25 лет и к моей (и, знаю, многих сотрудников станции) досаде юбилей обсуждается в контексте немного экстравагантной, последнее время, кадровой политики Алексея Алексеевича Венедиктова.

Она действительно выглядит раздражающе, но давайте смотреть на большую картину, то, что сейчас — это один из эпизодов.

А большая картина для меня заключается в том, что «Эхо» — единственное традиционное (не интернет) СМИ с большим охватом аудитории, где я имею возможность периодически выступать. Вы простите, что я по себе примеряю, но раз уж я стал Тем_Кого_Нельзя_Назвать, но, наверное, это хороший пример.

навальный эхо москвы выборы мэра
Во время выборов мне дали столько же эфиров, сколько Собянину.

Они и сами меня зовут и если я чувствую — есть что сказать, могу без проблем попросить пригласить меня в эфир.

За всю историю ни разу такого не было, чтоб не то, что попросили, а даже намекнули: просим вас такого не говорить. Разве что просили соблюдать предвыборное законодательство.

Совершенно уверен, что Альбац, Пархоменко, Латынина и другие самые рейтинговые ведущие, формально не являющиеся сотрудниками «Эха», тоже не сталкиваются с ограничениями. То есть там есть разные истории, конфликты и даже отстранения от эфира, но такого, чтоб цензура — нет.

Лично для меня даже более показательна история с моими «Градостоительными хрониками». Эхо Москвы, все знают, традиционно сильно связано с мэрией города, а я в своей передаче просто мочил мэрию и лужковскую строительную мафию.

У нас была договоренность, что я представляю возможность высказаться другой стороне и редакция знала, что у меня не будет заказухи, за пределами этого я вообще говорил, что хотел.

В принципе не существовало формата, при котором могла возникнуть цензура или вежливая просьба войти в положение. Я сам выбирал тему, писал, что считал нужным, потом мы записывали передачу, отдавали её звукорежиссеру, который в нужное время нажимал кнопку и выдавал всё в эфир. Всё.

Там всё сложно, но «Эхо Москвы» действительно 25 лет существовало как свободная радиостанция и я желаю, чтобы она такой и оставалась.

Всех сотрудников, гостей и слушателей поздравляю с юбилеем. Ура.

Поддержать ФБК
Подпишись на рассылку
чтобы получать короткий обзор лучших постов недели
Уведомления