Финальная битва между добром и нейтралитетом

Хочу, чтобы он ко мне видеообращения записывал

Явно будет пободрее, чем у Усманова.

Первое видео могло бы называться «Навальный, из-за тебя мы с Сечиным жрём руками».

Второе: «Купите салфетницу за 32 тысячи, это небольшая цена, нам надоело вытираться рукавом».

Почитайте, это же просто наслаждение. Это же не просто пресс-алкаше «Роснефти», это у нас топ-менеджер госкомпании с огромной зарплатой и огромной ответственностью.

Два интервью. Первое — после того, как я рассказал о закупках чайных ложечек по 14 тысяч рублей за штуку.

Второе — после того, как под давлением общества и СМИ Роснефть была вынуждена отменить эту закупку.

В прекрасной России будущего Михаил Леонтьев не будет получать огромную зарплату из бюджета. Он будет лечиться от алкоголизма и белой горячки.

Если вы за это — подписывайтесь.

Первое интервью:

М.Леонтьев― Я чистосердечно признаюсь во всем. Разоружусь перед Лешей Навальным.

Первое, что меня поражает, что у Алексея Навального вызывает крайнюю степень удивления то, что люди пользуются салфетками и столовыми приборам, а также используют цивилизованные способы для отправления своих естественных надобностей.

Когда люди летают практически постоянно без посадки больше половины суток иногда, и когда периодически просто даже не имеют возможности в гостинице ночевать, потому что график такой, что приходится ночевать в самолете, это требует некоторой степени комфорта, причем не только для руководителя, а просто сотрудников, которые с ним летают, потому что это рабочий инструмент, это переговоры… это просто рабочее место. И самолет этот используется, вообще, техника авиационная используется как единственно возможный рабочий инструмент для реализации того графика переговоров, поездок, в том числе, рабочих поездок, в том числе, по нашей стране, которая тоже не очень маленькая. И вы знаете, где у нас районы активности, районы добычи и районы нашей производственной деятельности. График, в общем, известен. И Сечин об этом говорил, в том числе, и публично, о том, сколько часов у него налет.

И господин Навальный, очевидно, привык пользоваться рукавом — вытираться, гадить в углу и есть с полу. Ну, это его, собственно, величие как аскета и борца с коррупцией в этом сказывается. Очевидно, в своем номере в Барселоне он то же самое сделал: он выбросил посуду в окно, потому что она оказалась ему дороговата, и салфетки. И тоже испражнялся в номере.
Удивительная просто вещь. Человек вроде бы позиционирует себя как борца с коррупцией. Ладно, предположим, он политический игрок, оппозиционер и так далее. Но он же в данном случае просто напоминает дебила, обычного бытового дебила.

Да, между прочим, хочу вам заметить, что закупка не осуществлена. Это сообщение о закупке. Поэтому если у господина Навального есть посуда и столовые приборы, нажитые непосильным трудом дешевле соответствующего качества… Потому что, еще раз говорю: эта техника используется и для переговоров и для поездок. Мы возим гостей наших, которые являются нашими партнерами и инвесторами, в том числе, зачастую.
И вообще, в приличных таких компаниях такого рода предметы носят некий презентационный характер. В Кремле тоже не из одноразовых тарелок иностранных гостей принимают, а также неиностранных тоже. Я думаю, это нормально. Я думаю, что только у Навального может вызывать оторопь — такая интересная манера есть с приличной посуды и использовать приличные приборы. Это часть, в том числе, имиджа, в том числе, и для посторонних. Если у него подешевле что-то найдется — может быть, мы у него закупим.
Он, действительно, считает, этот дебил, что у нас кто-то там наваривает с ложек и тарелок? Он ненормальный? Ну тогда. Ребята, вы обратите внимание не психическое и умственное состояние этого персонажа и прекратите ходить с ним на какие-то тусовки, имеющие хотя бы, с точки зрения нормальной человеческой логики какие-то внятные доводы: борьба с коррупцией не лишняя совершенно. Но не надо ходить с дебилом, за ним. Если он больной, что же делать-то? Ну, пусть он утирается рукавом и дальше.

О.Христофорова― А скажите, пожалуйста, Игорь Сечин не намерен ли последовать примеру господина Усманова и сделать, например, видеообращение в адрес Навального?

М.Леонтьев― Вот в связи с этим эпизодом видеообращение в адрес дебила? Это странная какая-то позиция. Если бы в отношении каждого дебила делали видеообращение, мы прекратили производственную деятельность просто.

Второе интервью:

Алена Вершинина― Нам передали, что вы готовы прокомментировать, что «Роснефть» решила отказаться от закупки супердорогих ложек, пледов и так далее. ложек

Михаил Леонтьев― Они не были супердорогими. Это рутинная практика. У нас в процессе закупке есть процедуры переговоров по уменьшению цены. Там, по-моему, это сказано. Но не достигли искомого результата и закупку отменили. Это абсолютно рутинная практика.

Я же говорил, когда я комментировал это эпохальное событие, сенсационное расследование, я говорил о том, что закупки, собственно, нет. И сам Алексей Навальный может вполне воспользоваться возможностью, если у него есть за пазухой какая-то посуда соответствующая указанным требованиям, но значительно дешевле, то у него большие шансы реализовать эту посуду.

Алена Вершинина― Михаил, простите, но все-таки выглядит немножко… Действительно, мы не очень любим конспирологию, но, тем не менее, создается впечатление, что «Роснефть» решила сохранить лицо.

М.Леонтьев― Какая конспирология?! С конспирологией вы обращайтесь вашему другу майору Леше. Вот пусть расскажет, своими конспирологическими мозгами раскинет. Он официально опроверг, что он жрет руками, но не опроверг, что он гадит в углу и утирается рукавом. Из чего косвенно следует, что, скорей всего, вилки с ложками у него, может быть, и есть в наличии с целью продажи их компании «Роснефть», а вот на салфетки и туалетные принадлежности мы рассчитывать не можем. Ну что ж поделаешь?..

А.Вершинина― Михаил, а как часто бывают случаи в «Роснефти», когда тендеры не утверждаются в итоге?

М.Леонтьев― Очень часто. Вот у нас, например, есть масса тендерных процедур, касающихся департамента рекламы и так далее. Очень часто. Они не утверждаются по разным причинам. Иногда потому, что не выполнены тендерные условия. Там же есть огромное количество всяких формальных условий, которым должны соответствовать…

Сам факт, что эта штука вывесилась, связан с такой как бы сказать… корпоративной… как сказать мягко… это такая корпоративная бюрократия: колоссальное количество формальных требований, признаков и так далее, по которым совершаются те или иные действия с логической и бытовой точки зрения, в общем, довольно бессмысленные, на самом деле. А есть осмысленные требования.

И плюс у нас еще существует процедура переговоров с целью снижения цены. Ну, грубо говоря, дожать продавца. И это нормальная, абсолютно рутинная практика.

А.Вершинина― То есть в этот раз дожать продавца не удалось?

М.Леонтьев― Понимаете, закупки ложек, вы говорите… А когда речь идет о закупке песка или о закупке труб или о закупке каких-то вещей, которые совершаются на огромные суммы реально… Если бы майор Леша занимался не дешевым популизмом 20-копеечным, рассказывая, значит…

А.Вершинина― Михаил, давайте назвать вещи своими именами. Все-таки это не дешевая ложка — за 15 тысяч рублей. Многие люди столько получают.

М.Леонтьев― Ну да, серебряная ложка может стоить 15 тысяч. Да, люди получают. Давайте мы посмотрим, сколько люди получают. А сколько, например, стоит государственная награда — и сколько люди получают. Давайте будем заниматься вот этим вот… Тоже мне, Демьян Бедный, знаете… Это просто… Ну я понимаю, что это способ заниматься просто, грубо говоря, социальной провокацией.

Но если бы он, действительно, занимался коррупцией, а не разжиганием страстей среди людей, которые, действительно, бедные… бедные они не по нашей вине, извините. По нашей вине они гораздо менее бедные, чем могли бы быть. В силу результатов работы компании «Роснефть». А если бы он занимался борьбой с коррупцией, он бы занимался, действительно, серьезными и коррупционно токсичными закупками. Но это ему неинтересно, либо потому что он майор, либо потому что он фигляр, либо потому что он дурак, не знаю.

А.Вершинина― Михаил, давайте не будем переходить на личности…

М.Леонтьев― Почему я не могу переходить на личности, простите? С какой радости я не могу? Я где-нибудь клялся не переходить на личности? Я кому-то давал обязательства не переходить на личности? Я нарушаю какие-то этические нормы, переходя на личности? Я считаю, что на эту личность давно пора…

А.Вершинина― Скажите, пожалуйста, что не устроило «Роснефть» в этой закупке? Что стало причиной того, что…

М.Леонтьев― Там сказано… Я не знаю, что не устроило, я не участник закупочных процедур по ложкам, клянусь вам. Понятия не имею. И, кстати, не стал бы даже интересоваться. Это не моя работа. Но там написано, что в связи с тем, что нас не удовлетворили переговоры, насколько я понимаю… Я не знаю… там есть формулировка: переговоры по снижению цены с продавцом, который, скорей всего, оказался единственным в силу того, что остальные, может быть, не соответствовали заявленным требованиям.

Это очень рутинные и очень технические процедуры, которые совершают люди, главная задача которых соблюсти эти процедуры, чтобы не дай боже… Потому что закупки, вот в том числе, в связи с тем, что они абсолютно прозрачны, эта процедура очень такая, для людей, в общем, существенная с точки зрения рисков. Никто рисковать не хочет. Значит, не были соблюдены какие-то условия заявленные. Кроме того, в действительности мы все время стараемся понизить цену. Я знаю, как мы дожимаем, например, наших поставщиков услуг, сильно дожимаем. Не буду показывать пальцем — неприлично.

А.Вершинина― Спасибо вам большое за разъяснения

Поддержать ФБК
Подпишись на рассылку
чтобы получать короткий обзор лучших постов недели
Уведомления