Финальная битва между добром и нейтралитетом

Самый верный способ саботировать путинское «обнуление»

С понедельника идет сбор подписей под письмом членов избирательных комиссий в рамках «забастовки избиркомов», которую предложил Леонид Волков. Письмо запустили сами члены избирательных комиссий, наш московский штаб им помогает проверять подписи, поступающие через форму. Подписей уже более 500, из них сейчас уже более 320 проверены и опубликованы. То есть это живые, настоящие члены избиркомов, причем как участкового, так и территориального уровня; есть и председатели комиссий. География — вся Россия.

Идея очень простая: работу избирательной системы в России обеспечивают примерно 900 тысяч членов избирательных комиссий; далеко не все из них сторонники Путина и поправок в Конституцию, далеко не все из них в восторге от идеи целую неделю (вместо обычного дня) работать на избирательном участке в противочумном костюме за ничтожные деньги, и уж точно далеко не все мечтают заразиться коронавирусом, заразить избирателей, принести болезнь домой к своим близким. Вот тут Волков за пять минут хорошо объясняет, почему это неизбежно произойдет, если проводить это голосование по-памфиловски.

Ну а что делают работники, если работодатель заставляет их работать на неприемлемых условиях, с риском для здоровья, без достойной оплаты? Правильно: бастуют. Это цивилизованный и правильный путь отстаивания своих прав, его можно только поддержать.

Мы вообще поддерживаем забастовки, а эту особенно — ведь требования членов избиркомов, связанные с защитой их трудовых прав, очень хорошо соответствуют нашим политическим требованиям.

Мы сами требуем:

— остановить безумие, не проводить голосование в разгар эпидемии, перенести его на несколько месяцев;

— провести его по правилам референдума, с возможностью агитировать «за» и «против», с порогом явки 50%, с возможностью независимого наблюдения;

— провести его за один день, без всего этого неограниченного «надомного», «досрочного» и «электронного» голосования, которое делает любой общественный контроль невозможным и бессмысленным.

При таких условиях это голосование можно будет признать. Мы примем в нем участие, будем агитировать против поправок и, нет никаких сомнений, разгромим Путина в пух и прах.

Как легко видеть, требования, сформулированные работниками избиркомов, и наши собственные на самом деле сводятся к одному и тому же. Поэтому, конечно, мы всячески поддерживаем их забастовку.

К тому же тут не вполне обычные отношения работодателя и работника. Каждая участковая избирательная комиссия (УИК) — это коллегиальный орган, который работает по определенному строгому регламенту. Члены УИК — не наемные сотрудники. Хотя чаще всего это школьные учителя, формально это как бы представители различных партий и общественных организаций в избирательной системе.

Пример УИК №2130 по Академическому району

Члена УИК нельзя уволить, у него есть полномочия на определенный период. Все свои решения УИК принимает путем голосования. Если нет кворума — то УИК вообще неправомочна. Просто не может открыть участок и начать работу. И подписать итоговый протокол не может. Если большинство членов УИК откажутся выходить на работу — никакого голосования просто не будет. Ну, допустим, даже подписи бастующих членов УИК в итоговых протоколах можно подделать (хотя, во-первых, это преступление, а во-вторых, сразу станет об этом известно), а работать-то кто будет, кто будет неделю урны по квартирам таскать и на участках дежурить? Все это придает забастовке избиркомов дополнительную силу — если, конечно, она станет достаточно массовой. Тогда Памфиловой и Путину ничего не останется, кроме как переносить голосование — то есть выполнять и наше политическое требование.

Те 500 с лишним членов избиркомов, которые объявили о своем участии в забастовке и публично уже подписались под письмом, — настоящие герои и молодцы. Но для успеха этого, конечно, мало. Надо дотянуться до гораздо большего числа членов УИК. Вовсе необязательно, конечно, чтобы они письмо подписали. Конечно, могут бояться. Достаточно просто, чтобы они знали о забастовке. Прочитали письмо. Понимали, чем рискуют, соглашаясь неделю отработать в составе УИК в нынешней эпидемиологической обстановке. И были готовы поддержать.

Им же ничего для этого делать не надо. Ни писем писать, ни заявлений подписывать. Достаточно просто утром 25 июня, когда начнется голосование, не пойти на участок. В конце концов, взять телефон и написать в Вотсапе председателю комиссии: «Марья Ивановна, вы знаете, я что-то неважно себя чувствую, кашляю». Они при этом ничем не рискуют, никаких санкций за это нет. (Вот, например, Екатерина Шульман это подробно объясняет.

Сейчас, конечно, по всем, кто подписал письмо, идет обзвон, оказывается давление. Предлагают «выйти из состава комиссий». Тут надо понимать, что потому и звонят, потому и давят, что сделать-то ничего не могут. Исключить члена УИК никак нельзя; только через суд, за «систематическое неисполнение обязанностей». Но неявка на голосование по Конституции, непредусмотренное избирательным законодательством, не является «неисполнением обязанности». Да и было бы оно обязательным — член комиссии может заболеть, его могут не отпустить по работе, у него может быть масса иных уважительных причин, чтобы не участвовать в организации голосования. Поэтому-то сейчас и пытаются убедить всех нежелательных членов УИК «выйти из состава комиссий» — пусть выйдут сами, потому что исключить их не могут. Могли бы исключить — исключили бы. Выходить, конечно, ни в коем случае нельзя: будут еще настоящие выборы, и независимые члены УИК сыграют на них огромную роль.

Хочу предложить всем одну простую вещь. И если вы потратите на нее хотя бы половину того времени, что тратится на интернет-споры о том, надо бойкотировать голосование или стоит принять в нем участие, эффект будет просто огромный. Зайдите на сайт ЦИК РФ. Найдите регион, в котором вы жили, когда учились в школе, — или в котором сейчас живете, если у вас есть дети школьного возраста. Пойдите в раздел «Сведения о составе ТИК и УИК». Найдите там участковую комиссию по адресу вашей школы или школы ваших детей. Скорее всего, эта комиссия располагается в школе. Скорее всего, в ее составе в основном учителя. Скорее всего, среди них есть вам знакомые — те, что когда-то учили вас, или те, что сейчас учат ваших детей. Вполне возможно, у вас есть какие-то их контакты. Напишите им. Покажите письмо. Скажите: «дорогая Татьяна Петровна, я беспокоюсь о вашем здоровье и хочу рассказать, что мы можете совершенно законно и без последствий для себя отказаться участвовать в этом голосовании, если тоже опасаетесь». Поговорите и объясните. Результат может быть ошеломляющим.

Голосование по поправкам — незаконное, бессмысленное и опасное для здоровья — вашего и ваших близких. Вы можете отказаться — это будет правильным и честным гражданским поступком, ответственным эпидемиологическим поведением, смелым политическим решением.

Поддержать ФБК
Подпишись на рассылку
чтобы получать короткий обзор лучших постов недели
Уведомления