Финальная битва между добром и нейтралитетом

SOS. Ликвидация ФБК

Внимание, это не учебная тревога. Мы закрываем Фонд борьбы с коррупцией.

Знаете, как магазины часто делают, пишут здоровыми буквами: ЛИКВИДАЦИЯ. МАГАЗИН ЗАКРЫВАЕТСЯ. ПОСЛЕДНЯЯ РАСПРОДАЖА. Люди покупаются на этот рекламный трюк, сметают товары якобы со скидкой, но на самом деле никто не закрывается.

В нашем же случае мы действительно вынуждены сказать, что некоммерческой организации «Фонд борьбы с коррупцией», которую я основал 9 лет назад, пришёл конец, потому что у нас её просто отняли.

И это очень важное видео я записываю для того, чтобы ее не отняли вместе с вами. И тут понадобится ваша помощь.

Что происходит. Летом прошлого года мы с вами решили дать бой Единой России, Путину и Собянину в Москве. Мы выдвинули своих кандидатов, мы запустили Умное голосование, чтобы поддержать оппозиционных депутатов. Мы сделали расследования обо всех ключевых московских единороссах и обрушили их рейтинг.

Кремль и мэрия в ответ не пустили на выборы всех независимых, понимая, что они выиграют.

Мы в ответ позвали всех на улицу.

Кремль в ответ посадил и всех независимых, и меня, и ещё кучу людей и разогнал протесты. А мы тогда выпустили ещё больше расследований и сказали, что Умное голосование всё равно будет работать, чтобы как можно меньше единороссов стали депутатами.

И мы тогда победили. Только с помощью фальсификаций, поддельного электронного голосования власть смогла сохранить большинство депутатов, но в Мосгордуме сейчас — впервые за всю историю — есть очень большая группа настоящих оппозиционных депутатов, которая работает в наших интересах.

После этого Путин стал стучать ножками о пол и кричать: закрыть! ликвидировать!

Он испугался. Ведь если мы с вами без денег, без независимых кандидатов, без доступа в СМИ, без административного ресурса, в условиях фальсификаций почти побили его, то что будет завтра.

Ну и пошла команда любой ценой ликвидировать и ФБК, и наши региональные штабы. Мы пережили несколько рейдов. Сотни одновременных обысков по всей стране. И так несколько раз подряд. Каждый раз у нас изымали всё: от телефонов и ноутбуков до ламп освещения и чайников. Нас незаконно признали иностранными агентами, хоть мы никогда не получали ни копейки иностранных денег. Против нас сфабриковали уголовные дела. Банковские счета и ФБК, и всех остальных юрлиц были заморожены. Заморозили счета сотен сотрудников, членов их семей. У меня заморозили счета мои, отца, матери, жены и даже моих детей.

На нас подали в суд Росгвардия, полиция, прокуратура, ГБУ «Автомобильные дороги», рестораны, которым помешали наши митинги, и даже московское метро. В итоге все независимые депутаты и сотрудники ФБК, которые звали людей на митинги, оказались должны миллионы рублей. Это прием, который Путин у Лукашенко позаимствовал. В Белоруссии давно так с митингами борются.

Мы сейчас собираем деньги на выплату этих штрафов и с вашей помощью соберем.

Но там был ещё отдельный эпизод, который поручили выполнить Евгению Пригожину. Тому самому повару Путина. Такому ворюге, который с питерских времен работает с Путиным, а сейчас его посадили на подряды министерства обороны и на обеспечение

питанием всех московских школ и детсадов.

Дело в том, что этот Пригожин, стремясь заработать больше денег, поставлял детям испорченную еду. И в Москве произошли массовые отравления в школах и детских садах. Все это пытались скрывать, но за дело взялась наша сотрудница Любовь Соболь. Она объединила группы родителей пострадавших детей и начала судиться и вести расследование в их интересах.

И в итоге всё доказала.

Вместе с десятками родителей она подала коллективный иск против компаний-отравителей и московских властей, заключивших контракты на организацию питания, требуя признания отравлений и выплат компенсаций. Суд признал вину компаний и частично удовлетворил денежные требования родителей пострадавших.

Ну а дальше произошло то, что может произойти только в путинском суде. Несмотря на то, что мы доказали отравления. Несмотря на то, что Пригожин выплатил компенсации по суду. Он подает в суд на меня, Соболь и ФБК, заявляет, что никого не травил, и требует от нас немыслимую сумму — 88 млн рублей. А судья, у которого есть четкая установка уничтожить ФБК любой ценой, ударяет молоточком и говорит: Пригожин прав. Да пофиг, что он компенсации платил. Пофиг на то, что факты отравления его едой признаны всеми. Вы должны заплатить ему 88 млн рублей.

Отдельная ирония в том, что он, отравив сотни детей, выплатил им 300 тысяч рублей компенсации, а мы, заставившие его выплатить, должны заплатить ему в 293 раза больше.

Ну и в итоге. Вот скрины с сайта ФССП, по которым видно, что я должен 29 млн рублей, Соболь 29 млн рублей и ФБК 29 млн рублей.

Со мной и с Соболь уже ничего не поделаешь. Сумма огромная, и я даже не вижу смысла ее собирать. До конца путинской власти нам придется жить с заблокированными счетами и приставами, изымающими наше любое имущество в пользу повара Путина.

Теперь вопрос: что делать с ФБК? У нас уже и так ничего нет. Всё отняли на предыдущих обысках. И сейчас уже заберут и саму организацию, и расчетный счет. Нам дорого наше название, но, как я много раз говорил: ФБК — это не офис и не бумажка из минюста. ФБК — это люди. Это те, кто приходит сюда, чтобы бороться с коррупцией, и вы, кто это поддерживает.

Мы перейдем на другое юрлицо, и пусть Путин с Пригожиным подавятся этим. Но самую большую ценность — вас — нам надо унести с собой. Почему мы никого не слушаем, никто нам не указывает и не может на нас повлиять? Да потому что мы финансово независимы. Нам не нужны ни олигархи, ни государство, ни заграница. За прошлый год 21 тысяча 467 человек сделали нам пожертвования. А главное, наша прелесть — 7607 человек, которые подписаны на ежемесячные платежи. То есть зарегистрировали их у нас на сайте и автоматически списывают нам кто 100 рублей, кто 500, а кто тысячу. И мы знаем: что бы ни случилось, мы ежемесячно получаем около 6 миллионов рублей, и нам хватит на аренду офиса, интернет и хотя бы часть зарплат.

Сейчас у нас расчетный счет отнимут, и эти 7607 подписок пропадут.

Мы не можем перенести их автоматически. Единственное, что тут возможно сделать, это чтобы вы, ребята, сами перешли по ссылке и снова оформили регулярный платеж. Пусть он будет небольшой, но постоянный, чтобы мы понимали, каким бюджетом располагаем, и могли планировать свою деятельность.

Вот дописал я до этого момента и понял, что все равно получилась как с маркетинговым трюком. Обещали ликвидацию, но потом попросили денег и сказали, что всё останется.

Но на самом деле останется или нет и в каком размере, решите вы. Вот Элла Памфилова считает, что нас это сильно задевает, когда она называет нас «политические попрошайки».
Но нет. Мы гордимся тем, что просим денег у вас и от вас зависим. Зато мы не берем ни копейки от бюджета. Зато наши финансы прозрачны.

И поэтому, дорогая Элла Александровна. И сами запомните, и Путину передайте, что мы снова просим, надеемся, что получим, и обещаем всем, что каждая копейка будет направлена на то, чтобы приблизить тот момент, когда и вы, и вся ваша Единая Россия, и вся кремлёвская банда будут сидеть на скамье подсудимых. А пока этого не случилось, мы ещё постараемся вас и на выборах потрепать.

Друзья! Поддержите нас. Оформите нам регулярный перевод. Участвуйте в Умном голосовании. Записывайтесь наблюдателем.

Поддержать ФБК
Подпишись на рассылку
чтобы получать короткий обзор лучших постов недели
Уведомления