Финальная битва между добром и нейтралитетом

Обнуление Путина и голосование. Социология ФБК

На прошлой неделе много шума наделала публикация опроса Левада-центра, в соответствии с которым обнуление сроков президенства Путина раскололо общество пополам — на 48% поддерживающих и 47% не поддерживающих обнуление. Социологическая служба ФБК тоже успела в аккурат перед введением карантина завершить всероссийский телефонный опрос по поправкам в Конституцию и перспективам пожизненного правления Путина, и мы видим, что ситуация более сложно и хитро устроена, чем просто «половина за, половина против». Важно, что мы сделали такой опрос два раза подряд — в феврале и в марте, то есть до и после внесения «поправок Терешковой», и это дает нам очень интересное знание о том, как на самом деле российское общество отреагировало на обнуление сроков.

Еще как отреагировало.

Вот, смотрите на самый главный слайд:

Самое главное, что мы здесь видим: опрос, который был сделан после обнуления сроков, фиксирует радикальное снижение поддержки поправок в Конституцию по сравнению с опросом, который был сделан сразу после того, как Путин анонсировал эти поправке в январе. Было 67% тех, кто скорее за поправки, осталось от них 56%.

Мы знаем, конечно, что «после» — не значит «вследствие». Почему мы уверены, что это падение связано именно с тем, что в марте к первоначальным поправкам про горячие обеды и прочую бессмысленную шелуху добавилось обнуление сроков? Вот почему:

Да, мы уже в январе понимали, что на самом деле происходит, и уже в январе задавали респондентам вопрос о том, не считают ли они, что на самом деле все эти поправки затеваются только для того, чтобы Путин правил вечно? Но в январе опрошенные нами россияне скорее сомневались в том, что это так: лишь 43% считали, что все дело в том, чтобы Путин никуда не уходил. «Обнуление сроков» открыло людям глаза: теперь понимающих, в чем дело, стало 60%. Связь между этим слайдом и предыдущим очевидна: люди поняли, что поправки в Конституцию — это про вечного Путина (а горячие обеды лишь дымовая завеса), — и сразу перестали их поддерживать.

Это, собственно, и есть ответ на вопрос «А почему не референдум?». Референдум Путин проиграет, поэтому будет абсолютно незаконная неконтролируемая процедура с заведомо известным результатом.

При этом есть огромный потенциал для того, чтобы поддержка поправок падала и дальше. Как вы видите, все еще 40% избирателей пока не разобрались, в чем смысл поправок. И это неудивительно — о самих поправках знают еще далеко не все!

Еще более важная вещь заключается в том, что желание Путина править вечно непосредственно влияет и на его личный рейтинг, на самый главный для Кремля показатель. Он медленно, но верно сползает вниз:

Мы фиксируем падение на 5 процентных пунктов (было 64% относящихся «положительно или скорее положительно», а стало, после обнуления сроков, 59%) — это уже спад за пределами статистической погрешности, это не колебание, а настоящее снижение рейтинга. Безусловно, 59% — это все еще на зависть любому политику в демократической, конкурентной системе. Но для авторитарного лидера, обладающего тотальной монополией на средства массовой информации, это катастрофически мало. Нет никаких больше «путинских 86%», никакого подавляющего большинства, которому может быть плевать на мнение остальных. И, более того, даже среди тех, кто пока продолжает поддерживать Путина, далеко не все согласны с перспективой сохранения его у власти после 2024 года:

По сути дела, твёрдых сторонников «Путина навсегда» осталось 30%. Все остальные — в той или иной степени сомневающиеся. Даже если мы сложим тех, кто ответил «да» или «скорее да», — это будет 47% (почти в точности, как в опросе Левада-центра), и это все еще меньше половины избирателей. Другими словами — значительная часть сторонников Путина выступает против обнуления сроков. Это не раскол, это прямо-таки бунт на корабле!

Виртуальный, социологический бунт пока, который, при определенных условиях, может вылиться и в самый настоящий:

Кажется, такого уровня протестных настроений социологи в России не фиксировали еще никогда. Треть россиян ожидают массовых акций протеста, если Путин решится на вечное правление. И целых 6% твердо выражают готовность в них участвовать:

Да-да, именно «целых 6%». Речь ведь, на секундочку, почти про 10 миллионов человек. Это очень серьезный потенциал готовности к уличному протесту. (В Кремле это отлично понимают, и можно уверенно утверждать: эпидемия коронавируса закончится, а запрет на митинги постараются не отменять как можно дольше).

Пока что можно утверждать, что вся путинская махинация с поправками смутила и дезориентировала электорат. Все запутаны и не понимают, что с этим всем делать, — а перенос сроков и сворачивание только что начатой кампании, разумеется, только увеличивают смятение.

Вернемся к самому первому слайду: даже после резкого падения в марте все еще 56% «за поправки», а 28% «против поправок». Как это вяжется с тем, что большинство против обнуления сроков, ведь это один и тот же вопрос? Очевидно, что это для нас с вами один и тот же вопрос, а многие избиратели просто запутались. И для них голосование «за поправки» и «обнуление сроков» — разные вещи. На этом, конечно, и будет строиться стратегия администрации президента по достижению нужного результата при «общероссийском голосовании» — вспомните все адские ролики с Безруковым и Машковым, биллборды «Защитим наследие предков» и прочие произведения ЦИКовского креатива. На этом, ну и, конечно, на тотальной фальсификации этого «голосования».

Если вам нравится то, что мы делаем, поддержите нас.

Поддержать ФБК
Подпишись на рассылку
чтобы получать короткий обзор лучших постов недели
Уведомления